Конец «Седой головы»

Григорий Анзимиров| опубликовано в номере №802, Октябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание. Начало см. в № 19

Утром в Осинторф прибыли каратели. Гильзы, найденные под балконом, а затем и пулемет, кое-как спрятанный на чердаке, не оставляли сомнений. Иван и Евгений Теленченко были схвачены.

Братья Теленченко геройски вели себя на допросах. Они не скрывали, что стреляли в изменников Родины, но не выдали Шмуглевского и Климовича, бывших вместе с ними в засаде. Через два дня комсомольцы были расстреляны.

Вечером в квартире у Людмилы Букатик собрались друзья погибших. Этот день и стал днем создания подпольной комсомольской организации. Шмуглевский, Климович, Люся Бука-тик, Мария Макаренко и другие поклялись мстить гитлеровцам. Первыми в организацию были посмертно приняты Евгений и Иван Теленченко. Командиром избрали Шмуглевского. Много еще опасных минут пришлось пережить комсомольцам, не раз они смотрели смерти в глаза, но они навсегда запомнили этот день и тех, кому выпала участь первыми отдать свои жизни в борьбе с врагом...

Гитлеровцы спешно восстанавливали торфяной завод. Им надо было пустить Белгрэс. На работу выгоняли всех, от мала до велика.

Как быть? Неужели работать на захватчиков?

На квартире у Букатик горячо обсуждали этот вопрос. Было решено: на работу выходить, но вредить где только возможно. И вот уже летит с моста мотовоз, развинчиваются трубы... Все это оккупанты объясняли действиями партизан.

Партизаны! Если бы у комсомольцев была с ними связь! Целыми днями Огурцов, Третьяков, Макаренко пропадали в окрестных деревнях, пытаясь напасть на их след. А немцы определенно что-то замышляли. Из второго поселка спешно выселяли всех жителей, освобождали бараки...

В это время у подпольщиков появился старший товарищ До войны коммунист Евгений Романович Вильсовский был директором школы в Нальчике. Попав в окружение, а затем в плен, он оказался в Осинторфе. Знание немецкого языка помогло ему расположить к себе гитлеровцев, и он получил разрешение жить в поселке.

Стойкий коммунист, прошедший большую жизненную школу, он презирал бездумное геройство и никчемное лихачество. По совету Вильсовского были созданы «пятерки». Их командиры входили в штаб. Членами штаба стали Шмуглевский, Огурцов, Макаренко, Бугаева. Было решено принимать в организацию лишь тех, кто выполнит какое-нибудь задание и пройдет всестороннюю проверку. Новички знали только командира своей «пятерки».

Письмо «дяди кости»

Поиски наконец увенчались успехом. Через дальнего родственника одного из подпольщиков, партизана бригады Константина Заслонова, удалось договориться о встрече. Она произошла на окраине деревни Озеры, у старой бани.

Весной сорок второго года слава о бесстрашном народном мстителе уже неслась по Белоруссии. Его бригада появлялась всегда неожиданно. Партизаны нарушали коммуникации, взрывали склады, устраивали засады.

Заслонов прибыл в Озеры под вечер. Его сопровождало человек двадцать. Невысокого роста, плечистый, в черной куртке железнодорожника, через плечо на ремне маузер в деревянной кобуре - таким запомнился он Шмуглевскому. Заслонов, не перебивая, выслушал рассказ Станислава о положении в Осинторфе.

К этому моменту в поселке было уже полно гитлеровцев и белоэмигрантов, формировавших свою «армию». В Осинторфе расположилась немецкая комендатура, развернула деятельность управа. На Центральном поселке на глазах у населения почти каждый день вешали или расстреливали людей, подозреваемых в сочувствии партизанам.

Появились и первые «добровольцы». Так именовали тех, кого удавалось завербовать в «русскую армию». С некоторыми из них группе Шмуглевского удалось установить связь.

В подавляющем большинстве эти люди соглашались подписать отпечатанные в Берлине бланки, находясь в безвыходном положении: за отказ расстреливали. Многие из них жили надеждой, что, получив оружие, они смогут уйти к партизанам.

Так перед подпольной группой возникла сложная и опасная задача: разрушить коварный план верховного командования немецкой армии,

По совету Вильсовского подпольная группа приняла решение устраиваться на работу в гарнизон. Нужны были прочные связи с «добровольцами».

Шмуглевский шел на встречу с Заслоновым не с пустыми руками. В числе тех, с кем комсомольцам уже удалось связаться, был старший лейтенант Яков Гаврилович Лебедь. В Осинторфе он был назначен командиром роты. Офицер сразу же стал выяснять настроения солдат и с радостью обнаружил, что почти все, так же как и он, мечтают о побеге. Но куда бежать? Где фронт? Лебедь знал не больше других.

Особенно удачно устроились на работу Людмила Букатик и Валя Бугаева. Первую приняли телефонисткой, а вторая попала в столовую. Случилось так, что Валя разговорилась как-то с Лебедем. Осторожно, намеками девушка попыталась выяснить отношение офицера к положению, в котором он оказался.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Три поколения

Ленинград, фабрика «Красный маяк»