Акимка

А Яковлев| опубликовано в номере №17, Ноябрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

АКИМКА, сдвинув шапку на затылок, шел смело, с самым решительным видом. Когда проезжали автомобили с солдатами, он кричал «ура», срывал с головы свою обтрепанную шапчонку и отчаянно ею махал. Туго подпоясанный ремнем, подтянутый, взволнованный, он будто плыл в толпе: так легко ему было идти.

И толпа, и улицы, и эти крики «ура», и сам он - все это было таким новым, и все так изменилось к лучшему, что Акимке хотелось петь и смеяться от радости, хотелось сорвать винтовку и долго стрелять в. воздух. Мимолетная встреча с товарищем Василием Петряевым на Страстной площади не оставила в его душе никакого следа. Только, когда он отошел далеко, то подумал:

- А, ведь, он мамке скажет, что видел меня.

На мгновение стало неприятно, но потом он махнул рукой.

- Э, все равно...

Вооруженные солдаты и рабочие собирались на Скобелевской 1) площади в доме генерал - губернатора - старом, желтом, со строгим полицейским фасадом. Здесь был главный революционный штаб. Часть солдат и рабочих с винтовками в руках пролезала в узкую дверь и заполняла чопорные комнаты, черно-серой массой толклись в белой зале и на широкой, с золочеными перилами, лестнице громко разговаривая.

Акимка впервые был в этом большом, прежде таком таинственном, доме, где всегда жили только князья, графы и очень важные генералы. Он с наивным удивлением смотрел на высокие лепные потолки, на зеркала во всю стену, на белые колонны огромного зала и с гордостью думал:

- Наша взяла...

И радовался, что теперь будет о чем рассказать матери.

Высокий человек в теплом пальто с барашковым воротником, но без шапки, с длинными волосами, растрепанными и повисшими, как темная кудель, поднявшись на стул, надрывисто кричал тенорком:

- Тише, тише, товарищи...

В толпе шипели и, когда шум смолк, волосатый человек сказал:

- Нужен заслон в Камергерском переулке. Товарищи, идите туда...

Рабочие заволновались. - На Камергерский, товарищи. Из Охотного наступают юнкера. Держись...

... Стрельба в конце Тверской теперь велась беспрерывно.

По соседству с домом генерал - губернатора стояли солдаты.

- Цепью, цепью, товарищи. Стороной иди, осторожней. Здесь могут убить, - предупреждали они тех, кто шел выше по Тверской.

У Акимки судорожно забилось сердце и сперло в груди. Он крепко, обеими руками вцепился в винтовку, каждую минуту готовый выстрелить, и шел за другими, приседая и останавливаясь, как все, бессознательно подражая им в движениях и даже манере идти.

Выстрелы гремели уже совсем близко. Моментами что - то щелкало в камень среди мостовой.

... Рабочие были все незнакомые. Акимке хотелось поговорить с ними, расспросить, как и что здесь, где враги сидят, но он робел. Желание выстрелить из винтовки захватило его с особой силой. Однако, здесь никто не стрелял, а один стрелять Акимка не решался: вдруг заругают.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

С чего начать?

Первые шаги кружка химиков-комсомольцев

Хроника великих дней

Как развивались октябрьские события