Знакомая история

Татьяна Макарова| опубликовано в номере №1238, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Прочитала в двенадцатом номере журнала статью «Вокруг новичка», в которой рассказывалось о том, как готовят настоящих мастеров своего дела в коллективе ателье № 65 города Свердловска. И, откровенно говоря, позавидовала тем, кому придется шить у этих ребят. Потому что со мной – а я москвичка – произошла вот какая история.

Началось все с того, что мне на день рождения подарили материал. Очень красивый. Я сразу представила себе, какое замечательное платье может из него получиться, и решила сшить его в ателье. Пошли мы туда вместе с мамой – она наконец-то решилась заказать себе костюм, о котором давно мечтала. В ателье выяснилось, что со своим материалом очереди надо ждать очень долго, чуть ли не год. Но что было делать?..

Но вот получили мы долгожданные открытки.

Вообще-то шьем мы в ателье совсем-совсем не часто, но на этот раз готовы были и подождать и заплатить, сколько требуется, лишь бы вещи были по душе. Сама я никакая не портниха и не знала точно, какой фасон подойдет лучше всего для моего материала, но мама успокоила меня, сказав, что мастер подскажет...

Мастер, к которому мы попали, поразила нас! Чем? Своим безразличием и полным равнодушием. Видно было, что мы, заказчики, ей уже так надоели, что она не то что говорить с нами не хочет – ей и смотреть на нас тошно. Честное слово, я не преувеличиваю – до сих пор передо мною ее лицо. Ей было все равно, что мы закажем, лишь бы поскорее избавили ее от своего присутствия. Так она нам ничего и не подсказала, ни одной мелочи. А как мы ее просили об этом! Даже заискивали почему-то...

А затем мы попали к приемщице.

Если мастер презрительно молчала, то эта эффектная блондинка разговаривала. Разговаривала она с нами так, что хотелось только одного – как можно быстрее убежать из ателье. Пожилой женщине с тяжелыми сумками она сказала: «Да на такую что ни напяль, все равно ничего хорошего не выйдет!» Она не обслуживала нас, нет, скорее сражалась с нами всеми доступными средствами. Разве что только не дралась...

Ну вот, а потом у нас начались примерки, а с ними, как оказалось, новые неприятности. Во-первых, в назначенное время мастера то просто не оказывалось на работе, то выяснялось, что примерять пока, собственно, и нечего. А узнавать у приемщицы, почему все так происходит, я уже просто боялась.

В общем, шили мы четыре месяца, а в результате обе вещи оказались нам не по душе. У платья был перекошен воротник. К тому же надела его два раза – и воротник стал рассыпаться. А когда мама «нарядилась» в костюм, о котором мечтала, у нее вообще пропало желание куда-либо идти. Потому что с такими рукавами, которые сделали ей, даже неловко показываться на людях. Опять мы пошли в ателье – перешивать. Потом еще раз. А ведь мы с мамой люди без каких-нибудь особых претензий.

Самое поразительное, что закройщицу все это совершенно не трогало и не волновало. Она как будто считала, что так и должно быть. Но как же может мастер (!) так относиться к своему делу? И почему ей все сходит с рук? И не только нас она так обслуживала. Может, ей просто не нравится работа? Но зачем же тогда было браться за нее? Тем более зная, что работать придется с людьми?.. Бывает, что портишь настроение другому человеку случайно – ситуация так складывается, – и то чувствуешь себя неловко. Но делать это сознательно, да еще когда твои обязанности заключаются в противоположном! Не понимаю... Зато хорошо представляю себе, чему научатся новички в атмосфере такого коллектива!

Иногда я все-таки надеваю то платье, а мама, тоже иногда, костюм – не выбрасывать же... И материал такой красивый... Но каждый раз у нас при этом портится настроение, и мы, откровенно говоря, вспоминаем мастера далеко не добрыми словами. Даже вот сейчас пишу, а сама волнуюсь и переживаю. И обида – ведь настраивались мы на радость! – не проходит...

И вот о чем я теперь часто думаю: может быть, это мы, заказчики, виноваты в таком положении вещей? Виноваты тем, что слишком скромны, что не ругаемся и не скандалим?.. И мама говорит: «Может, ругаться нужно было?»

Но я, например, по своему характеру не могу ругаться с людьми вообще, а тем более с лицами официальными. То есть с людьми, находящимися на работе и разговаривающими со мной от имени государственного учреждения. Поэтому я только расстраиваюсь и молча ухожу. А потом еще долго переживаю случившееся про себя. Так было и после ателье, так же мне приходилось уходить и из магазина, и из прачечной, и из химчистки... Так что, как видите, я понимаю, что история, происшедшая с нами в ателье, вовсе не замечательная и вовсе не исключительная. Но ведь это-то и есть самое ужасное, что она обыкновенная. Похожая на многие другие. Знакомая каждому.

Но ведь нельзя же каждый раз ругаться и скандалить! Это же ненормально!..

Думаю, что если мне еще когда-нибудь подарят материал, я вряд ли пойду с ним в ателье. Вероятнее всего, в комиссионный.

А вдруг он будет очень красивый?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Там, где Новый год не кончается

Репортаж «Смены'78» с Московского завода елочных украшений

Метаморфическая поэзия музыки

Портрет музыканта Козлова, сделанный не без его помощи