Семь раз отмерь…

Инга Кичанова| опубликовано в номере №1238, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Для чего красотку красть, если можно просто так уговорить», – поется в старой популярной песенке. В самом деле, зачем красть нынче красотку? Уговорить – и все.

Я бы не стала рассказывать эту историю, если бы не ее «классический» конец. Дело казалось совершенно безнадежным, когда я узнала о его «слушании», или, лучше сказать, рассмотрении в инстанциях ГАИ.

Работала я в то время над очерком, в котором рассказывалось о деятельности ГАИ, о людях, столкнувшихся в дорожном инциденте, весьма прискорбном инциденте. И вдруг я услышала разговоры работников о другой истории...

Попал парень в беду, и похоже, «светило» ему серьезное дисциплинарное взыскание, понижение в должности, а может, что и похуже. Подсуден был, так сказать, парень – это точно. Парень имел намерение украсть девушку и украл ее. И должен был понести за это наказание.

Как выяснилось позже, наказание-то он понес, но...

...Мила была уверена поначалу, что, как и во все предыдущие дни недели, она дойдет по некрепкому, уже рыхлому от весеннего яркого солнца снегу до шоссе, а там, как обычно, проголосует автобусу или попутной машине и доедет до электрички. А оказалось, что за ночь проселочная дорога так раскисла, так ее развезло, что выбраться даже на обочину шоссе невозможно. А выбраться надо обязательно. Потому что там, в дачном поселке, в доме остались заболевшие бабушка и дедушка. На лекции она может ходить сейчас не с утра, а чуть позже, удалось договориться в деканате. Поспеть бы только хотя бы на вторые часы лекции, не провалиться бы совсем в этой снежной трясине. И рядом, как на беду, никого нет. Кроме бабушки с дедушкой, в такое время в поселке живет еще человек десять. Да и они, наверное, уже ушли на работу. Поэтому сейчас ни одной души на улице. Миле же надлежит вернуться сюда в конце дня, нагруженной сумками, а может, удастся и врача привести, если согласится ехать в эту глухомань.

Мила умеет иронически улыбаться. Очень даже идет такая улыбка к ее простодушному, милому лицу. Ироническая улыбка делает его загадочным. Но сейчас ей не до улыбок. Нежное личико побледнело, брови сдвинулись, нос заострился. Мила всерьез испугана. Назад уж не вернешься, хотя дома есть высокие (их бабушка называет болотные) сапоги. И вперед не пройти тоже. Неизбежно промокнешь, простудишься, а что тогда будет со стариками? Отец с матерью сами еще долго не смогут сюда выбраться из Москвы, у них в доме тоже повальный грипп.

Он подоспел к ней в самый критический момент. Как в сказке. Только «он» был не принцем, а Валерием, сержантом милиции, работником дорожно-патрульной службы ГАИ. Как он здесь оказался? Загадка, но факт. Как будто знал, когда надо появиться на безлюдном проселке, в этом безнадежном тупике.

Валерий на своем патрульном вездеходе подъехал вплотную к девушке и открыл заднюю дверцу машины. Сурово взглянув на Милу, спросил: «Что, тонуть собрались?» Девушка ничего не ответила. Жалобный взор ее означал: «Уже тону».

Валерий терпеливо ждал, пока Мила, легонько ступив на подножку и все же зачерпнув воды в сапог, впрыгнула на сиденье и забилась в угол. Вопросов спаситель никаких не задавал, а молча двинулся по раскисшему снежному полю. Только не туда, где было шоссе, а следовательно, и электричка, а совсем в другую сторону. Она не сразу сообразила, что едут не туда, а когда поняла, встревожилась: «Куда же это мы?» Валерий обернулся и, притормозив машину, посмотрел Миле прямо в глаза: «А я ведь вас украл».

Девушке было не до шуток. Она сидела, съежившись, на заднем сиденье и молча обдумывала положение. Человек служивый, военный, можно сказать, и находится на работе, значит, не страшно. «Украл!» Хорошенький экспромт. Ничего себе – наступательная тактика у мальчика.

«Мальчик» в самом деле был из наступательных. Сросшиеся брови, светлые волосы, не поймешь какие глаза – так глубоко сидят, решительный подбородок. (Много позже разобралась Мила в этих своих впечатлениях.) А тогда, в первую минуту после этого откровенного «Я вас украл», она увидела только, что глаза его блеснули, и, показалось, блеснули недобро.

Да нет, не украл же в самом деле. Помог, спас, если хотите.

— Искренне вам признательна, и наши все будут очень рады.

— Чему рады?

– Рады будут высказать вам свою благодарность.

Мила решила защищаться чопорностью и «уровнем», престижем: ведь папа ее полковник. (На военного это должно произвести впечатление.)

– Может быть, вы, как спаситель, нанесете нам визит и... вы коллеги с моим отцом... он тоже военный, правда, не в МВД... он полковник инженерных войск...

Девушка смешалась, поняв, что ее прием самообороны разгадан.

— Я правда вас украл. Но только вы меня не бойтесь. Давайте лучше познакомимся.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены