Язык Ленина

Стефан| опубликовано в номере №169-170, Октябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письмо из Берлина

Ни порыжелом ампире старого «дворца принцесс» и до сих пор еще красуются императорские гербы. Грузный папаша неудачника - кайзера Вильгельм I царственно охраняет мосты Шпрее - «королевские» мосты, а к единственной «площади республики» ведет торжественная «аллея побед» с выставкой цветущего мраморного безобразия - тупыми монументами королей и курфюрстов. Впрочем и «Плац дер Републик» еще совсем недавно носила более приличествующее ей название «Королевской площади».

Конечно не символы делают людей, но символы говорят о людях: они - чудесное зеркало, которое, подобно рентгену, вскрывает таинственные клетки известного идеологического уклада. Королевская символика республиканской Германии чрезвычайно типична. Лучшие кафе здесь «Король» и «Император»: после тяжелого биржевого дня пузатый шулер легче обретает спокойствие у родных символов. Подобно теплым носкам, они мягко волнуют сердце. «Все преходящее - только символ»... Тысячу раз прав лидер германского национал - фашизма Гугенберг, который резонно заметил однажды, что лучшим строем для Германии была бы республика с императором во главе. Это немножко напоминает Рим, но ведь у фашизма - патологическое тяготение к римским шаблонам: Муссолини не раз даже рядился в консульскую тогу, которая идет ему нисколько не меньше, чем королевская мантия верблюду.

Но у древнего Рима было по крайней мере то достоинство, что его краски обладали непосредственностью. На заре своей молодости человечество не умело лгать. Однако уже и тогда у римских красавиц волосы были нередко крашеные.

С тех пор красильная промышленность сделала большие успехи. Буржуазия изобрела краски для своих идей, так же как она изобрела их для своих красавиц Рынок требует рекламы: идеи подаются в жареном виде, с гарниром, и продавец усиленно раболепствует перед покупателем, пока тот торгуется. Когда идейка положена в карман, торговец нагло улыбается и кричит:

- А ведь идейка - то, друг мой, крашеная!

Дело конечно не в том, крашеные или некрашеные волосы у сеньориты Италии, одной из победительниц на мировом конкурсе красавиц, хотя и эта проблема имеет свой социальный смысл. «Последние новости» например пришли к заключению, что крашеные волосы мадемуазель Италии свидетельствуют о закате фашистской дик - туры. Белогвардейские «Последние новости» вообще за демократию и призывают бить только коммунистов и только пролетариат. Поэтому они с тревогой говорят о слабости, режима Муссолини и режима Пилсудского, разъедаемых стихийно растущими классовыми противоречиями. Вот их волосы тоже крашеные. Ах, бедняга Муссолини!

У германской демократии волосы явно крашеные, но таковы уж судьбы влюбленных: они не видят недостаток своего «предмета». И «Последние новости» торжественно провозглашают режим Брюнинга самым демократическим в мире. Выборы в рейхстаг явились славным моментом приложения сил этой демократии.

Когда в торжественный покой Вильгельм - штрассе, где строгие каштаны ревниво охраняют вход во дворец президента, вошла колонна' безработных, ее встретили резиновыми дубинками. Во дворце президента мирно пребывал и сам рейхсканцлер Брюнинг, который за день до того в своей предвыборной речи обещал стране избавление от голода и безработицы.

Безработные предъявили иск по этому векселю:

- Хлеба и работы!

Им ответили резиновыми дубинками. Дворец ощетинился вооруженной шеренгой охраны. Выстрел! Падает один из демонстрантов. Крики. Другие отступили к аристократической Унтер ден Линден, где ревы автомобильных гудков яростнее, чем прибой океана. Их провожала резиновая «демократия» Брюнинга: безработным разъяснили их «ошибку».

В Лихтенберге арестовали 100 человек, на Бюловплаце тоже гуляли резиновые дубинки. Подготовка к торжественному акту осуществления всенародной демократии подкреплялась мобилизацией всех полицейских частей, и синий мундир шупо мелькал чаще, чем когда - либо.

«Демократическое» правительство не останавливалась ни перед какими затратами. Обывателю должно быть весело: ведь день выборов в рейхстаг - это всенародный праздник, как ехидно иронизировала фашистская газета. Наука демократии требует специфических методов обучения, но, право же, у Брюнинга есть надлежащие педагоги.

- Есть еще в Берлине судьи!

Всю ночь перед выборами гремели выстрелы на окраинах. Перед домом Либкнехта полиция открыла канонаду, разгоняя демонстрантов. Комсомольцев, героически несших на своих плечах значительную часть предвыборной кампании, пачками хватали на улицах.

- Халы!

И потом - выстрелы.

Своеобразная револьверная увертюра перед выборами.

Потом она развернулась многоактной симфонией уличных перестрелок, и нужно только удивляться, что на величественной колонне Победы, нашедшей себе приют между бронзовыми манекенами Мольтке и Бисмарка, высится смешной и никчемный ангел, взывающий к свеженакрашенному фронтону рейхстага:

- Германскому народу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены