Высокие скорости

А Морозов| опубликовано в номере №602, Июнь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

В древности минуты и секунды не играли серьёзной роли в работе людей. Есть даже языки, в которых для обозначения самого короткого промежутка времени было только одно слово - «час».

В первых типах паровой машины краны, менявшие направление хода, открывал и закрывал мальчик. Десять - двенадцать ходов поршня в минуту были скоростью, считавшейся очень высокой. Управляя кранами паровой машины, мальчик успевал даже съесть свой завтрак.

Но пытливый ум человека сравнительно недолго мирился с таким положением. Движения поршня становились всё быстрее, и «живую деталь» паровой машины заменили эксцентрик и золотник.

В двигателях внутреннего сгорания, в которых полный цикл длится сотые доли секунды, работа клапанов определяется тысячными её долями. Но и тысячные доли секунды не удовлетворяют современную технику: в некоторых случаях это огромный промежуток времени. Микросекунда - миллионная доля секунды - потребовала точного учёта себя, и не только учёта, но и дальнейшего дробления. Мы уже говорим о десятых, сотых и тысячных частях микросекунды, как когда-то говорили о минутах и секундах. Микросекунда давно стала для нас реальностью. Мы научились управлять радиоволнами, распространяющимися со скоростью света: 300 тысяч километров в секунду. В современных радиоустройствах, служащих для получения микроволн, колебания происходят с чудовищной скоростью - сотни миллиардов в секунду. И это не предел: техника будущего создаст установки, в которых колебания будут идти с ещё большей скоростью.

Что же даёт человеку проникновение в мир «сверхскоростей»? Самым разительным примером может служить разрушение ядра атома, крепчайшей из всех крепостей; оно стало возможно только благодаря тому, что в распоряжении человека оказались «снаряды» - ничтожно малые нейтральные частицы, летящие с огромной скоростью. Скорость - вот что сообщает «ядерной артиллерии» её невероятную разрушительную силу.

Работа со сверхскоростными установками, приборами, аппаратами, машинами поставила перед техникой совершенно новые проблемы. В этих установках не должно быть инерции движущихся деталей. Потребовались новые материалы, не боящиеся нагрева, не меняющие своих свойств при очень высоких температурах. Привычные формы деталей должны были уступить место новым, соответствующим условиям большой скорости. Это не только в области, где скорость достигает фантастических величин. Новой стала, например, техника транспорта, особенно воздушного.

Самолёты прошлого, «летающие этажерки», летали со скоростью около 200 километров в час. Самолёты околозвуковых скоростей (скорость распространения звука в воздухе примерно 1200 километров в час) снабжены тонкими, обтекаемыми стреловидными крыльями. У них нет воздушных винтов, движутся они благодаря реактивной тяге.

С огромной скоростью мчатся современные локомотивы, автомобили. Подчиняясь требованиям, предъявленным сверхскоростным движением, форма этих машин неузнаваемо изменилась. Резкие изменения произошли в конструкции их двигателей, в системе управления всей машиной.

Скоростными делаются и машины, всю свою жизнь прикованные к одному месту. Каждый день на земном шаре выпускается огромное количество газетной бумаги. Современная бумажная машина продвигает бумажную ленту со скоростью около 500 метров в минуту. Представьте, что на подобной машине произошла авария, которую удалось устранить уже через две минуты. Километр бумаги, вырвавшейся на волю за этот ничтожный промежуток времени, заполнил бы все помещения фабрики.

Замечательные успехи достигнуты в повышении скорости холодной обработки металлов. Двадцать лет тому назад на заводе, где работает прославленный токарь Павел Быков, детали на станках обрабатывались со скоростью 15 - 25 метров в минуту. Теперь Павел Быков достиг скорости резания 2 200 метров в минуту. В 1952 году он решил довести её до 3 тысяч метров в минуту. Значит, резец будет пробегать по детали около 180 километров в час. С такой скоростью ещё недавно летали самолёты.

Хотя скоростное резание металлов и относится к холодной обработке, но при нём резцы нагреваются до такой высокой температуры, какую не выдерживают материалы, применявшиеся прежде для изготовления [резцов. Большим достижением советских инструментальщиков является создание резцов из керамики, не боящихся высоких температур и не теряющих своих режущих свойств. Советские скоростники поставили перед станкостроительной промышленностью целый ряд и других новых задач.

Станки, в которых широко автоматизируются отдельные операции, помогают рабочим добиваться прекрасных показателей.

О том, какие трудности приходится преодолевать конструкторам новых станков, можно судить по тому, что при скоростном резании из-под резца выходят сотни и тысячи метров стружки в минуту. Удаление от станка этой твёрдой, острой, как бритва, стружки стало одной из технических проблем.

Некоторые операции, например, внутренняя шлифовка весьма малых отверстий, требуют чрезвычайной скорости движения абразивного инструмента - больше 100 тысяч оборотов в минуту. Электрические моторы, работающие от обычной городской сети, не могут развивать такую скорость вращения. На помощь приходят быстропеременные токи, токи высокой частоты.

Сила движения наших скоростников в том, что они к решению своих задач подходят в соответствии с требованиями самой передовой науки. То, что вчера казалось парадоксальным, сегодня становится понятным для каждого.

Устаревшая технология требовала от Павла Быкова одновременной обработки целого комплекта пластин. А он стал обрабатывать каждую деталь отдельно. Такой способ как будто удлинял рабочий процесс. Но при нём можно было повысить скорость резания. А это позволило увеличить производительность на 5 тысяч процентов!

Многолетний опыт и формулы, полученные наукой, говорили мастеру кирпичного производства П. Дуванову, что производительность кольцевой печи тем выше, чем больше кирпича-сырца находится в каждом кубометре её объёма. Однако Дуванов наперекор всему добился увеличения производительности печи, уменьшив её загрузку. Мастер скоростного обжига, пользуясь данными новой науки, открыл, что с уменьшением загрузки печи резко возрастает скорость движения огня. Цикл кольцевой печи благодаря интенсивности обжига сокращается, и в этом секрет успеха мастера П. Дуванова.

Мастер скоростного бурения Ага Дадаш Кербалай бурит со скоростью 5 тысяч метров в месяц вместо обычной скорости бурения в 1 600 - 1 900 метров. Секрет его новаторства оказался совсем простым: нужно было только своевременно менять буровые долота.

Сталевар В. Михайлов доказал на практике, что скоростные плавки увеличивают жизнь сталеплавильной печи...

В нашей стране, в советской промышленности скорость не является самоцелью. Смелые новаторы подчиняют себе скорость, чтобы дать стране больше высококачественной продукции. Используя технику до дна, они борются с потерями времени, материалов, с износом инструмента. Они на практике решают проблему долговечности машин и прокладывают путь для техники будущего - великолепной техники коммунизма.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Читайте в 6-м номере об   одной из самых красивых русских императриц, о жизни и творчестве Иоганна Штрауса, о поэте из блистательной плеяды  Серебряного века Вадие Шершневиче, об удивительной судьбе Александры Николаевны Таливеровой, жены известного художника Валерия Якоби,  о княгине Вере Оболенской,  сражавшейся в рядах французского Сопротивления,     о деятельности Центральной клинической больницы Святителя Алексия митрополита Московского, Иронический детектив Дарьи Булатниковой «Охота на «Елену Прекрасную» и многое другое.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Георгий Димитров

К 70-летию со дня рождения