Всегда говори...

Андрей Вертихин|7 Ноября 2012, 16:28
  • В закладки
  • Вставить в блог

Знаменитый бульвар тек полноводной рекой, словно с наступлением темноты вобрал в себя движение всего города. Встречные потоки просачивались сквозь друг друга и закручивались водоворотами. Над ними в свете фонарей горели золотом кроны платанов. Опавшие листья шуршали под ногами. За большими окнами кафе и ресторанов носились раскрасневшиеся официанты с полными подносами. У театра с развевающимся над входом полосатым каталонским флагом стояли мужчины в строгих костюмах и женщины в блестящих вечерних платьях. Благоухали пестрые ряды цветочных палаток. Рядом с круглыми желтыми почтовыми тумбами прямо на плитах мостовой расположились молодые люди в респираторах. С помощью тарелок и каких-то обломков  они рисовали краской из баллончиков марсианские картины. Рядом продавались часы, сделанные из раскрашенных виниловых пластинок с портретами Че Гевары и Боба Марли. И, конечно, сидели художники с приколотыми к мольбертам листами ватмана. Все, как на подбор, были молодыми. Наверное, целый курс академии художеств проводил практику на Рамбле. Я шла мимо них, как на параде. Художники вставали, заглядывались и скромно улыбались, только некоторые делали приглашающий жест рукой и застенчиво бормотали: «Пор фавор, сеньора».  Я улыбалась в ответ и качала головой. Вдруг один из них шагнул навстречу, упал на одно колено и с умоляющим взглядом приложил руку к своей груди. Вокруг стали собираться улыбающиеся люди, парень залился румянцем и молчал, а друзья подбадривали его и делали мне умоляющие знаки. Я посмотрела на часы.

- Дьес минутос, сеньора, - воскликнул художник и показал обе растопыренные пятерни.

В этих «дьес минутос» было столько отчаяния, что я вздохнула и присела на раскладной табурет. Вокруг одобрительно зашумели. Парень взял карандаш и показал точку, на которую надо смотреть. Потом попросил еще немного повернуть голову, удовлетворенно кивнул и взялся за работу.

Портрет получился замечательный. Пока художник откреплял его, я полезла за деньгами. В этот момент зазвонил телефон, вместо кошелька я достала трубку, и… тут же чья-то рука над моим плечом, вцепившись в сумку, дернула ее назад. От неожиданности я даже не успела сжать пальцы. Люди вокруг загалдели, я обернулась – человек в светло-серой куртке и с натянутым капюшоном перебежал через проезжую часть и скрылся в темной боковой улочке. Никто и не думал его догонять, все вокруг оживленно обсуждали происшествие, размахивали руками и объясняли что-то вновь подошедшим зевакам. «Почему же за ним никто не бежит?» – с детской наивностью думала я, глядя на черное ущелье улицы, в котором скрылся грабитель. Весь сегодняшний ослепительно-удачливый день в одно мгновенье засосало в эту пропасть. Мир вокруг потерял цвет, звуки стали глухими и далекими, как будто я вдруг оказалась в огромной стеклянной банке, стоявшей посреди заполненного счастливыми людьми бульвара.

Только через минуту я осознала, что телефон в руке продолжает выписывать трели, замолкает на секунду и принимается снова. На дисплее светилось «Иван». Господи, что я ему сейчас скажу? Что глупо прощелкала беспроигрышное дело?..  Дура!  Беспечная дура!…

Телефон не унимался. Я нажала кнопку.

- Ты куда провалилась? – спросил Иван. В голосе чувствовалось раздражение. – Почему трубку не берешь? Загуляла?

- Иван… - тихо сказала я. – У меня украли сумку.

- Где?! – рявкнул прямо мне в ухо телефон.

- На Рамбле, - ответила я еще тише.

Иван молчал. Долго. И вдруг меня охватил страх, что сейчас он отключится и больше не возьмет трубку, разорвет призрачную спасительную ниточку, и я останусь одна, в чужом городе, даже - мире, наедине с мытарствами, которые я пока смутно представляла, но понимала, что они будут безумными…

- Иван! Прости меня, пожалуйста! – торопливо заговорила я. – Прости, слышишь! Я верну предоплату… Что мне делать? В полицию, да?

Компаньон продолжал молчать.

Я была в полушаге от истерики.

- Как я отсюда выберусь? Там паспорт, билет… Что мне делать? Ну, не молчи же…

Иван дал мне насладиться нарастающим отчаянием и вдруг спокойно произнес:   

- Ладно. Подожди в полицию, толку все равно никакого. И, черт с ним, с идолом. - Он снова сделал паузу и продолжил: - Делаем так… Я прилечу завтра, первым рейсом, и все решу… У тебя остались какие-нибудь деньги?

В джинсах нашлись две десятки и почти четыре евро мелочью.

- Двадцать четыре евро, - сказала я.

- Достаточно. В общем, так… Если идти по Рамбле со стороны порта, первая улица направо. Не помню названия… Ну, не важно. На ней много дешевых… как бы сказать… пансионов. Вполне можно переночевать. Заплатишь пятнадцать – двадцать евро и нормально выспишься, а утром я уже буду. Поняла?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о жизни и творчестве «короля смеха» Аркадия Аверченко,  об удивительной судьбе датской принцессы Дагмар - российской императрицы Марии Федоровны, об авторе знаменитой повести «Дом на набережной» Юрии Трифонове, рассказ участника международной геологической экспедиции тайнах о сурового и очень красивого острова Генриетты, новый детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана» и многое другое.



Виджет Архива Смены