Время быть…

Андрей Баташев| опубликовано в номере №1097, Февраль 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ молодой балерины Людмилы Семеняки о ее дебюте в Большом театре с комментариями народной артистки РСФСР Риммы Карельской, записанный корреспондентом «Смены» Андреем Баташевым

Балерина. Зрители безжалостны к ней. Она обязана быть красивой и талантливой. Потому что балерина — это значит Анна Павлова, Галина Уланова, Майя Плисецкая...

Людмиле Семеняке 20 лет. Два года назад она окончила Ленинградское хореографическое училище имени Вагановой по классу Н. В. Беликовой. Лауреат международных конкурсов артистов балета — 1969 года в Москве, 1972-го в Варне и Всесоюзного 1972 года в Москве. Совсем недавно Людмилу Семеняку пригласили в Большой театр. И чуть ли не через месяц после этого на сцене Кремлевского Дворца съездов она станцевала партию Одетты — Одиллии в «Лебедином озере».

— После спектакля пришла за кулисы, села и думаю: «Когда же я устану?» Даже испугалась: неужели не с полной отдачей выступала? Лоб потрогала: пота нет, так только, бисеринки... А обычно от одного только па-де-де из третьего акта в горле комок. Устаю. Состояние такое приподнятое...

Но ведь хлопали? А я публике верю... Утром пришла на урок — и ни одного движения сделать не могу. Собрала свою сумочку и ушла...

На сцене она не чувствовала усталости. Разве может устать Одетта? Разве может устать Одиллия? А в тот вечер она была и Одеттой и Одиллией. Ее словно защищала радостная уверенность: сегодня у нее все получится, и сейчас, и сейчас, и можно больше не думать об этом, быть свободной и открытой. А страдание существует лишь для того, чтобы острее чувствовать счастье...

Ее Одиллия не показалась мне сверхъестественно коварной и была, по-моему, чуть-чуть более жизнерадостной и светлой, чем того требовал образ...

Потом народная артистка республики Римма Карельская, которая показывала Семеняке рисунок ее партии, говорила мне:

— Глядя на Людмилу, невозможно догадаться, что это ее первый спектакль.

Я станцевала «Лебединое» в 26 лет. Дрожала, наверное, в сто раз больше, чем Людмила. А она очень смела и сценична, и для ее 20 лет у нее превосходная техника...

Да, на сцене она выглядит мастером, уверенным и взрослым. А не на сцене?

Девочка с огромными глазами и тонкой фигурой, из тех, о которых говорят: «За карандаш спрячется...»

Чувствует ли она себя актрисой?

— Ой, какая я актриса? Ой, а может быть, я и не балерина... Протанцую еще лет десять, и все будут говорить: «Утка. Ползает по сцене, занозы собирает, пол шлифует».

Что это? Та самая скромность, которую так часто требуют от молодых? Ведь как-то уж принято, что истинный талант должен быть скромным, то есть неуверенным в себе. Должен страдать и испытывать муки творчества, которые являются чуть ли не единственной гарантией одаренности. А от излишней смелости и до нахальства недалеко...

— Ну это, простите меня, обыкновенное жеманство, — говорит Карельская. — «Ах, я не балерина, ах, я не актриса!». Я ей говорю: «Перестань ныть. Работай!»

...Я Людмилу еще на Международном конкурсе запомнила, в 1969 году. Она исполнила па-де-де Коппелии и «Мы» (композитор Анатолий Королев). Она была удивительно современной, так ритм чувствовала, движение... И был в ней, знаете, этакий чертик. Лучшего исполнения «Мы» я не видела...

Я бы не сказала, что в «Лебедином озере» она уже сейчас королева лебедей. Но она заставляет на себя смотреть. Разумеется, ей еще предстоит колоссальная работа. И именно в смысле создания образа. «Лебединое» — это, может быть, по трудности вершина классического балета. Его надо слушать не только головой, ушами, а всем телом, чтобы оно во все поры твои проникло.

Особенно много ей надо еще постичь в образе Одиллии. Впрочем, нельзя требовать от двадцатилетней дебютантки, чтобы она сразу сыграла женщину-вамп. Если бы она попыталась изображать опытную чародейку-обольстительницу, это выглядело бы смешным...

А ей очень хочется изображать. Перевоплощаться, меняя кожу. И, рассказывая о своей любимой актрисе Инне Чуриковой, сразу же ее показала. И тут же, прерывая себя, говорит:

— Балерина — это самая лучшая, самая замечательная, самая прекрасная профессия. Хотя я себя и в драме представляю. Быть киноактрисой тоже здорово, но это, наверное, противоречит тому, что я говорю?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены