Возмущение «лакированной»

опубликовано в номере №126, Май 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Прошла по скользкой я дороге,

Вращаясь среди нахалов и невежд...

Пробежали дни, стрелою пролетело время,

От прежних сил нет больше и следа.

И жизнь уже гнетет, как тягостное бремя;

Бесплодно лучшие загублены года...

Пусть кричат сознательные со злобой ядовитой,

Каждый шаг мой клеймя ненавистью злой!

Все равно теперь мечты мои разбиты,

Разбит души моей покой...

И ты, который испытал все жизненные мучения,

Сам страдавший в поисках путей,

Громогласно осудив ошибки, увлечения,

Отравил моих молодых дней...

Неужели, боже мой, ты все забыл? Мы ведь провели в одном детском доме несколько лет, хорошо знали один другого, хотя нас разделял возраст. Сам скажи, кто был первым «юным спартаковцем» ячейки, в которой ты секретарствовал? Не я ли?.. Имела ли я хоть одно значительное замечание? Не имела. Наоборот, отдельные товарищи, мои ровесники, которые сейчас считаются «праведными из праведных» и состоят в партии, вышли из детдома с багажом «алиментных» грехов.

Меня, брат, испортила самостоятельность, отсутствие близких друзей, которые помогали бы мне разрешить наболевшие вопросы. Не опровергая в общем описанные тобой в очерке «Комсомол или старички» факты, скажу: если бы комсомол занялся изучением путей и настроений выходцев из детских домов, он стал бы перед печальной картиной... 75% из комсомольцев - детдомовцев дегенераты или попросту балласт в союзе. Судьбе угодно было, чтобы в кривой отрицательных цифр была и моя единица, а против судьбы не попрешь...

Ты, наверное, слышал про недавнюю историю в мединституте. Некий Н., бывший беспризорный, выходец из детского дома, по своей воле вышел из комсомола. Он подал общему собранию ячейки заявление о причинах выхода, в котором преобладали такие словечки, как: «Мое имя стерлось на билете организации... Мне надевали обручи на ноги... Я задыхался и рвался...», и т. п.

Текущий момент он охарактеризовал следующими словами:

«Революция, одевшись в манто, танцует под звуки джаз - банда фокстрот».

Сильно, сильно и дерзко сказаны эти «крылатые» слова...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте об едва ли не самой романтичной из всех известных в XIX-м веке историй любви – романе Фредерика Шопена и Жорж Санд, о судьбе одной из сестер Гончаровых, об уникальном месте на просторах нашей Родины – Иван-Городе, о жизни и творчестве звезды советского экрана Зинаиды Кириенко, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Уроки из одного обвинения

Речь общественного обвинителя Т. Ярцева по делу Деева