Война танков

П Слесарев| опубликовано в номере №361, Июнь 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Танки появились в первую империалистическую войну. Принято считать, что изобретены они в 1915 году. Точнее было бы сказать, что в четвертый раз танки изобретены в 1915 году.

Еще в 1912 году водопроводчик из Ноттингема подал в английское военное министерство чертежи своей «вездеходной машины». Изобретателю не повезло. На его проекте после войны удалось обнаружить краткую резолюцию: «Этот человек болен».

В том же году австралиец Моле предложил проект «ползучей боевой машины». Но и это изобретение было забыто. Наконец, уже во время мировой войны, танк был одновременно изобретен английскими и французскими офицерами.

Так за четыре года танк изобретали четыре раза. Случайно ли это? Нет.

В середине июля 1918 года фронт между Германией и Францией настолько стабилизовался, что ни одна из воюющих сторон не в состоянии была предпринять наступление. Люди, точно кроты, все глубже зарывались в землю. Пулеметы и пушки, установленные в глубине обороны, истребляли все живое, что появлялась над поверхностью земли.

Но, прежде чем добраться до живой силы противника, нужно было смести все его оборонительные сооружения. На это тратилось много сил, а эффект получался незначительный. Более трех месяцев длилось знаменитое фландрское сражение. На поле боя осталось двести тысяч немцев и четыреста тысяч англичан. И что же? Ценой огромных жертв англичане захватили клочок земли... площадью 14 X 9 километров.

Фландрское сражение окончательно убедило воюющие страты, что техника наступления бессильна перед техникой обороны. Пехота больше не могла решать исход боя. Она нуждалась в помощнике, который, оставаясь сам неуязвимым для артиллерийского и пулеметного огня, мог бы уничтожать живую силу врага, его пулеметы и артиллерию. Таким помощником могла быть только бронированная машина.

И вот в феврале 1915 года в Англии принялась за работу комиссия, которая должна была изучить казавшиеся многим фантастическими проблемы «вездеходной» и «ползучей» боевой машины. Конструирование такой машины было поручено инженеру Трейтону и лейтенанту Вильсону, которые вскоре и разработали проект танка. Назвали его «маленький Вилли». Вот что писал по этому поводу полковник Свинтон:

«Моряки изготовили первый экземпляр гусеничной машины, которая способна переходить через канавы шириной в сто тридцать пять сантиметров и вращаться вокруг своей оси подобно собаке, у которой на спине сидит блоха...»

Так на полях сражений появились танки. Защищенные броней, они не боялись пулеметного огня, рвали без труда проволочные заграждения, переползали на своих гусеницах через окопы и поражали противника огнем. За танками шла пехота и занимала неприятельские позиции.

Всю свою силу танки показали в знаменитом сражении под Камбрэ. Здесь они впервые были использованы для массированного удара. Триста семьдесят восемь танков пошли в наступление на немецкие позиции и нанесли огромный урон врагу. Только за один день боев немцы потеряли восемь дивизий (из десяти!) и вынуждены были очистить территорию в тридцать километров по фронту и одиннадцать километров в глубину.

В сражениях под Камбрэ, Суассоном и Амьеном окончательно определилась тактика танков.

Основой этой тактики был принцип массированного удара. Танковый кулак пробивал оборону противника и расчищал путь пехоте. Опыт показывал, что если танки вводить в бой небольшими группами, они быстро гибнут, не достигнув успеха. Вторая тактическая особенность танков того времени заключалась в том, что в наступление они шли длинной цепочкой по фронту: ведь оборонявшегося противника надо было сокрушить на всей протяжении атакованной полосы, - и танкам приходилось буквально «выкуривать», «выжимать» врага из каждого окопа и блиндажа.

Далеко в глубину вражеской обороны танки заходить опасались. Они были тихоходны, скорость первых танков не превышала семи километров в час, не могли с собой брать много горючего (его хватало не более чем на пятнадцать - двадцать километров). И все же при всем несовершенстве своей тогдашней конструкции танки внесли в позиционный бой подвижность. Действовали они почти всегда вместе с пехотой. В первую империалистическую войну танки научились тактическому взаимодействию с родами войск Но это было полдела. Нужно было еще быстро добиваться оперативного успеха. Эту задачу танки решили много лет спустя.

В момент нападения на Польшу Германия имела трех - или даже четырехкратное превосходство в танках. Польша не выстояла против этой стальной лавины. Спустя примерно год фашистская Германия двинула свои бронетанковые полчища против Франции и Англии. Французская армия также была слабо механизирована. В момент мобилизации она имела тысячу семьсот пятьдесят легких современных танков, четыреста пятьдесят средних, сто тридцать тяжелых и пятьсот легких танков старого образца. Во время войны танковый парк Франции увеличился на восемьсот легких, двести средних и двести пятьдесят тяжелых танков. В итоге, не считая устаревших образцов, к моменту решающих битв Франция располагала двумя тысячами пятьюстами пятидесятью легких танков и тысячью тридцатью - средних и тяжелых.

В то же время Германия имела до пяти - пяти с половиной тысяч танков. Из них четыре тысячи сразу же приняли участие в боях, а остальные держались в резерве. Возможно, что такое численное превосходство не сыграло бы столь решающей роли, если бы не качественные преимущества немецких танков. Примерно две трети танкового парка Германии составляли тяжелые и средние танки, тогда как во Франции наблюдалась обратная пропорция. Французские пулеметные танки оказались легкой мишенью для тяжелых немецких танков. Эти сухопутные дредноуты действовали стремительно и поддерживались авиацией.

В боях на полях Бельгии, Голландии и Франции определилась тактика немецких танковых войск - массированный удар по всему радиусу действий и тесный контакт с авиацией. Знаменитые немецкие «клинья», «клещи» и «обходы» считались фашистами тогда самыми верными приемами.

Начав вероломную войну против Советского Союза, гитлеровские генералы действовали по этим, уже заранее испытанным шаблонам. Однако то, что приносило им легкий успех на западно - европейском плацдарме войны, оказалось палкой о двух концах на востоке Европы.

В первых же сражениях наши танковые части во взаимодействии с другими родами войск преградили путь немецким механизированным силам на всем протяжении фронта. Несмотря на то что бои почти всюду приходилось вести в неравных условиях, фашисты несли тяжелые потери от огня наших танков. Для иллюстрации достаточно, например, привести танковое сражение за мосты через реку Вислу у города Алетуса.

Здесь только в лобовую атаку немцы бросили до двух своих танковых дивизий. Третья дивизия обходила два наших легкотанковых полка с юга. Против легких советских машин немцы двинули почти исключительно средние и тяжелые танки. Тем не менее мы удерживали мосты в течение всего дня. Бой продолжался и ночью, при свете объятых огнем окладов, подожженных немцами, и ракет, которыми они то и дело освещали местность. Отвага и бесстрашие, четкое маневрирование и отличная выучка наших танкистов помешали врагу прорваться ночью через Вислу. Лишь на следующий день, когда в тыл нашим танкистам ударила свежая вражеская дивизия, они отошли на новый оборонительный рубеж. Такие же ожесточенные бои происходили и на других участках фронта. В одном сражении, например, с обеих сторон принимало участие не менее четырех тысяч танков. Большинство из них были немецкими. Но и они не решили успеха боя. Наши танкисты противопоставили немцам свою тактику: они внезапно атаковывали вражеские колонны на марше, устраивали засады в лесах и селениях, на перекрестках дорог, отрезали вражеские машины от тыла.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены