В Уссурийской тайге

С Гег| опубликовано в номере №342, Июнь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Случалось ли вам отложить только что прочитанную книгу с ощущением хорошего внутреннего беспокойства, когда то быстрыми шагами ходишь по комнате, то долго стоишь у окна?

Книга Н. Емельяновой «В Уссурийской тайге» (издательство «Советский писатель») принадлежит к числу именно таких литературных Произведений, произведений, способных увлечь воображение читателей, вызвать свежие мысли.

В чем обаяние книги? В том ли, что автор - геолог по профессии - хорошо знает жизнь горной тайги и с большой любовью рисует ее ландшафты? Да, конечно, и в этом. Описание своеобразной и своенравной уссурийской природы составляет одну из привлекательных сторон книги.

Мы видим, как просыпается тайга, как цветет черемуха - «огромные, белые до низу ее деревья похожи были на пробирающиеся по лесу медленные облака», - вдыхаем ни с чем несравнимый пряный и смолистый запах кедров...

Глазами тонкого, наблюдательного художника видит автор жизнь тайги, поэтому так поэтичны пейзажи в повести, так выразительны путевые детали:

«...сидя около палатки, слышишь и понимаешь, что делается далеко в лесу. Слышишь шорохи движение мелких зверьков, вышедших на добычу, сердитое фырканье ежа, писк попавшейся мыши, гудение жука... Шумит Супутинка на перекате, скрипнуло протяжно дерево, осторожно нащупывая тропу ногой, идет человек. В костре чуть тлеют угли; летают светляки, вспыхивая и угасая; над головой движутся звезды». Право же, после этих строк самого неподвижного городского человека потянет на ночевку под широкий полог неба!

Но главное в книге Емельяновой - не описания тайги, а то отношение, которое складывается у людей к природе. Некогда человек и природа противостояли в этих краях друг другу, как две слепые силы, схватившиеся в неравном бою. Летние тропические ливни смывали раскинувшиеся среди вырубок пашни первых переселенцев, зимние холода вымораживали сады.

Героиня повести, которую мы невольно отождествляем с автором, смотрит на природу с любовью и уважением, хоть и без всякого подобострастия. Геолог, она приехала в заповедник научной горно - таежной станции, чтобы изучить родословную заповедного участка земли, составить геологическую карту, внести свой вклад в освоение тайги и тем самым научить человека хозяйничать в ней, не истребляя, а оберегая дерево, птицу и зверя. Новое, высоко гуманное отношение советских людей к природе и есть, таким образом, одна из главных тем книги.

Но это большое чувство оказывается не по плечу некоторым работникам молодого заповедника. Егери Моисеенко и Поскорни, десятник Куроедов - косные люди, равнодушные к своему делу. Бациллы страшной болезни - равнодушия - живут в крови и у эпизодического персонажа повести - научного работника Кольма.

Героине повести органически чужды равнодушные люди, они вызывают у нее протест негодование. Она дружит с ботаничкой Зиной Лучник, ее тянет к замечательному таежному садоводу Ивану Антоновичу, сумевшему вывести морозоустойчивые сорта плодов, человеку мичуринского упорства и мичуринской страстности в работе. Образ молодой девушки Зины Лучник выписан в повести с особенной теплотой.

Поведение Зины в тайге, ее влюбленное отношение к своему делу, удивительная скромность в сочетании с твердостью и непреклонностью - все это вызывает большую симпатию читателя. Кольм спрашивает Зину:

- Как это вы можете жить постоянно на этом Кривом? Всегда в лесу и одна.

Зина на это промолчала. Он снова спросил:

- И сколько вы получаете? Наверно, гроши.

- Ну, что вы! - горячо ответила Зина. - Если бы мне и еще меньше платили, я все равно работала бы. Все дело в том...

- А, понимаю, - сказал Кольм, - все дело в снабжении!

Зина отодвинулась от него».

По страницам книги проходят люди разного жизненного уклада, уровня культуры, разных моральных качеств. Одни самоотверженно трудятся, и таких к концу повествования становится все больше, другие формально относятся к (работе, они живут для себя, для своих мелко личных интересов. На стороне последних, не замечая этого, оказывается директор заповедника Ставровский, пытающийся в пылу прожектерских планов все делать своими руками. Директор сеет вокруг себя зло: он отнимает у работников право на творческий труд, законное право советского человека чувствовать себя нужным и полезным не только в своем, но и в общем деле.

Это чувство в высокой степени присуще Зине. И когда на нее сыпятся один за другим жизненные удары (неправильное увольнение из заповедника, гибель геологической коллекции, потеря рукописи), она не теряет самообладания, не сдается. Оптимизм она черпает в том, что сознает себя частью большого, разумного, преобразующего природу целого, имя которому - коллектив. Она, геолог, делает в тайге не личное, но коллективное дело, и поэтому несчастье с коллекциями - только частная неудача, которая не может остановить общей работы. Вот вывод, к которому приходит героиня этой своеобразной по манере повести, где множество мыслей - тропинок, как в лесу, разбегаются в разные стороны, чтобы в конце своего пути встретиться в центральной идее книги. Герои повести формулируют ее так:

«... Полнота существования - это выражение радости от сделанного общего труда, в котором человек узнает свое и доволен, что вот и от него что - то прибавилось, осталось».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о герое скандальной истории, произошедшей в царском семействе Романовых,  о малоизвестных фактах из жизни Владимира Маяковского,  о жизни и творчестве гениальной Майи Плисецкой, об Иване Владимировиче Цветаеве – создателе легендарного музея, окончание остросюжетного романа Андрея Быстрова «Зеркальная угроза» и многое другое.





Виджет Архива Смены