В царстве «Королевы спорта»

Г Еленский| опубликовано в номере №841, Июнь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Размышления перед матчем легкоатлетов СССР и США

Не знаю, кто и когда первым назвал легкую атлетику «королевой спорта». Но эпитет этот правильно определяет ее главенствующее положение в спорте. Владения «королевы» необъятны.

Ведь без ее упражнений не обходится никто, даже пловцы и стрелки. Если к этому добавить, что легкой атлетикой можно заниматься повсюду и круглый год. то легко себе представить. как обширна география ее распространения...

В современном виде легкая атлетика культивируется в нашей стране семь десятилетий. В 1946 году наши легкоатлеты вышли на первое место в Европе. В 1952 году они впервые приняли участие в Олимпийских играх. С отважной решимостью ворвались советские спортсмены в группу лидеров и стали энергично пробиваться вперед. Их усердие в Хельсинки было вознаграждено шестнадцатью призами и вторым местом в командном зачете вслед за атлетами США. Американцы удержали первенство и через четыре года в Мельбурне. Однако затем «чаша весов» стала склоняться в пользу советских легкоатлетов. В июле 1958 года нами был выигран в Москве первый «матч столетия» со счетом 172 :170. Год спустя то же повторилось в Филадельфии (175: 167). Наконец, успех был закреплен в Риме во время последней олимпийской баталии (168: 162).

У американцев оставалось единственное утешение – престиж сильнейшей мужской команды США. Именно поэтому легкоатлетический комитет США настоял на том, чтобы матчи атлетов двух стран с 1961 года проводились с раздельным зачетом для мужчин и женщин. Что ж, раздельно так раздельно! Московский матч 1961 года закончился в пользу мужской команды США, однако счет 124:111 является для нас определенным шагом вперед. В матче же женских команд уверенно победили наши легкоатлетки (68:39).

Очень скоро в Пало-Альто состоится четвертый «раунд» традиционной дуэли двух сильнейших легкоатлетических держав мира. Каковы же сейчас потенциальные возможности соперников и как их определить? Казалось бы, проще всего сопоставить национальные рекорды. Ан нет, такой метод не даст правильного ответа. Дело в том, что рекорд – чаще всего разовый. а порой и давний–успех одного чемпиона. Он не всегда отражает современный уровень достижений как самого рекордсмена, так и его соотечественников. Сравнивая же среднеарифметические показатели десяти сильнейших атлетов в каждом виде, мы получим более правильное представление о действительном соотношении сил соперничающих команд. Особенно наглядным является графический анализ средних результатов «десяток» по годам. Несколько графиков, приводимых нами, и послужат иллюстрацией к нашим предстартовым размышлениям.

Самое уязвимое место в советской легкой атлетике – спринт.

Наши бегуны на 100 и 20.0 метров отстают от американцев примерно лет на семь, а спортсмены, специализирующиеся в беге на 400 метров, – пожалуй, даже на двадцатилетие. Неужто у нас нет быстроногих парней? Конечно, есть. Однако они слишком поздно приходят в спорт, не получая необходимой подготовки в юные годы, когда закладывается фундамент будущих побед.

По той же причине «хромают» и прыгуны в длину. Радует только 24-летний аспирант из Львова Игорь Тер-Ованесян, второй прыгун планеты. Мы вправе гордиться его рекордом – 8 м 19 см. Однако одна ласточка весны не делает. Остальные прыгуны пока лишь мечтают о 8-метровом рубеже, преодоленном уже десятью американцами во главе с Ральфом Бостоном (8 м 28 см). Примерно такая же картина и у бегунов на 800 м. Прошлым летом нас обнадежил Василий Савинков из Алмы-Аты, покрывший два круга за 1 минуту 47,4 секунды. Но сумеет ли «солист» и дальше выступать с прежним успехом? Ведь в 1957 году также блеснул в беге на 1 500 М студент из Каунаса Йонас Пипине (3 минуты 41,1 секунды). Но с тех пор ни сам рекордсмен, ни другие не могут приблизиться к взятой «вершине». И в то же время из года в год улучшается рекорд США: в 1960 году Д. Барлесон достиг 3 минут 40,9 секунды, а в 1961 году Д. Битти – 3 минут 40,2 секунды!

Достижения наших шестовиков, толкателей ядра и дискоболов растут бурно. Однако и их заокеанские коллеги прогрессируют в не меньшей степени. Потому-то советские шестовики, как и в 1952 году, продолжают отставать от американцев на 20 см. Не сократился за прошедшее десятилетие разрыв также в толкании ядра...

Что же следует из сказанного? Объективный анализ результатов последних лет свидетельствует о том. что наши атлеты в одиннадцати видах слабее своих заокеанских соперников. Значит ли это, что исход предстоящих выступлений советских спортсменов в США предрешен? Разумеется, нет. И вот почему.

Не раз уже случалось, что наши спортсмены, вопреки статистической закономерности, брали верх, казалось бы, в заведомо «проигрышных» видах. Мы не забыли сенсационной победы Владимира Булатова в 1958 году над чемпионом США Роном Моррисом. Рон постоянно прыгал на 10 см выше и столько же проиграл Булатову. Год спустя в Филадельфии Булатов вновь был лидером, установив рекорд СССР – 4 м 64 см. С тем же результатом закончил выступления и чемпион США Дональд Брэгг, хотя раньше он имел результат 4 м 78 см. Больше того, молодой киевлянин Игорь Петренко сумел тогда отвоевать , третье место. А ведь в том сезоне личные рекорды восьми американцев значительно превышали достижения наших шестовиков. Поэтому, строя прогнозы, нельзя забывать, что в соревнованиях нередки неожиданности, или «сюрпризы», как называют их спортсмены. Ведь любой поединок – это борьба воли и характеров. И побеждает в этой борьбе тот, у кого крепче нервы...

Любители спорта наверняка помнят, как в США объявился «бостонский кузнечик» Джон Томас. Он вернул Штатам пальму первенства, прыгнув в 1960 году на 2 м 23 см. Столь «умопомрачительная» высота, казалось бы, должна была привести в уныние наших ребят. Не тут-то было. На XVII Олимпийских играх они взяли верх над «прыгающим чудом», оставив его на третьем месте. А в прошлом году мир без устали рукоплескал Валерию Брумелю. Он дважды покорил «космическую» высоту 2 м 25 см и четырежды победил Джона Томаса. Тем не менее спор между ними не закончен. Я уверен, что их единоборство увенчается еще не одним достижением... В матчевой встрече немалую роль сыграют и «вторые» номера. А тут у нас хорошие резервы. Двадцатидвухлетний студент из Грозного Виктор Большое прыгает на 2 м 16 см, в то время как Роберт Эвант, применяющий новый, «ныряющий» стиль прыжка, достиг пока 2 м 13 см. В среднем же силы десяти лучших прыгунов каждой из стран сейчас равны. Потому-то здесь нет никому покоя!

Добавлю еще, что сейчас у нас необыкновенно возросла популярность прыжков в высоту. Так; 16-летний школьник из Львова Игорь Матвеев установил всесоюзный рекорд для юношей: он взял 2 м 03 см. то есть на 8 см больше, чем прыгал Валерий Брумель в его возрасте! И в луганской детской спортивной школе «Авангард», где получил «путевку в жизнь» Брумель, растет достойная спортивная смена. Тренирует ее тот же Петр Шейн. воспитавший Валерия. Как знать, может быть, среди десятков юных учеников Шейна объявится новый Брумель!

Смутное время наступило у десятиборцев. «Король» десятиборья Рафер Джонсон, не успев взойти на олимпийский «престол», отрекся от него ради карьеры «кинозвезды». Он оставил «тяжелое наследство» – мировой рекорд в 8 683 очка. Чтобы стать преемником Рафера, нужно превзойти его рекорд. А это равнозначно штурму высочайшего на планете пика Джомолунгмы (Эвереста) – 8 848 м. И цифры подходящие, да и трудности не меньшие! Для десятиборцев, как и для альпинистов, показатель наивысшего мастерства выражается ныне цифрой 8 000. Что же, в СССР и США сейчас по два действующих «восьмитысячника». В Советском Союзе – военнослужащий из Львова Юрий Кутенко, набравший прошлым летом 8 360 очков, и педагог из Москвы Василий Кузнецов, имевший в 1959 году 8 357 очков. Обоим атлетам уже по тридцать, в то время как их грозные соперники из США значительно моложе. В июне 1961 года 26-летний Филип Малкей набрал невиданную сумму – 8 709. И хотя по формальным причинам его достижение не регистрируется в качестве официального рекорда, ясно одно: появился выдающийся многоборец, спорить с которым нелегко. Если же обретет былую «форму» и Дэвид Эдстрем (8 176 очков в 1960 году), то США будут иметь сильнейший в мире «дуэт» десятиборцев. А пока что мы уверены в одном: состязание названной нами четверки в матче СССР – США в Пало-Альто оставит яркий след в истории «жемчужины» легкой атлетики, как принято называть десятиборье...

Советские парни не раз доказывали свое превосходство над американцами на дистанциях стайерского бега. Но американским бегунам, видимо, надоело изучать спины своих конкурентов. Они тоже всерьез принялись за дело. И вот Макс Труэкс в 1960 и 1961 годах добился результатов экстракласса, пробежав 5 000 м за 13 минут 48 секунд и 10 000 м за 28 минут 50,2 секунды. Ему вторит и Джеймс Битти – 13 минут 51,8 секунды. А хотя москвич Петр Болотников бегает быстрее (13 минут 38, 2 секунды и 28 минут 28,8 секунды), ему и другим стайерам нужно быть начеку.

Почаще следует оглядываться назад и нашим специалистам «стипль-чеза». Пока они сильнейшие, но и в США научились неплохо бегать 3 000 м с препятствиями. Мы видели, как на последнем матче в Москве (в июле 1961 года) Николай Соколов с огромным трудом оторвался на финише от «назойливого» Джорджа Янга. Да и отрыв был минимальным!

Не угрожает пока опасность из-за океана лишь нашим скороходам да мастерам тройного прыжка. Преимущество первых выражается в минутах, а вторых – в десятках сантиметров. Причем в обоих видах у нас по нескольку мастеров экстра-класса, примерно равных по силе и возможностям.

На XV Олимпийских играх никто не считал конкурентами метателей молота из США. Затем вдруг объявился Гарольд Конноли. Он отнял у нас мировой рекорд. завоевал медаль олимпийского чемпиона в Мельбурне. Однако недолго сияла его спортивная «звезда». Уже в 1959 году в Филадельфии Конноли познал горечь поражения. Его побил белорусский слесарь Василий Руденков. Правда. Конноли ответил на это в 1960 году мировым рекордом – 70 м 33 см! Руденков тоже не остался в долгу. В Риме его молот пролетел на 3,5 м дальше, чем молот рекордсмена мира. Конноли остался лишь на восьмом месте! Однако Руденков выполнил задачу только наполовину: ведь рекорд мира остался за океаном. Больше того, в 1961 году Конноли снова имел лучшее достижение планеты – 69 м 88 см. Лидирует он и в нынешнем сезоне. Значит, спор двух равных по классу соперников продолжается. Любопытно: равенство это наблюдается не только в спорте. Оба конкурента одногодки (им по 31 году), оба примерно равного роста (184 см и 185 см) и оба весят по 102 кг. Даже женились они в один и тот же год и дети у них – ровесники... Итак, Руденков или Конноли? Но кто бы ни победил, общее преимущество в метании молота будет за нами. Мы располагаем лучшими резервами. Так, чемпиона надежно страхуют два москвича: 24-летний студент Юрий Бакаринов (68 м 49 см) и 30-летний инженер Анатолий Самоцветов (66 м 53 см). А Конноли в США, по существу, один, у него нет достойного дублера.

В метании копья рекорд США выше нашего. Тем не менее побед неизменно добиваются атлеты в красных майках. Так, Альфред Кэнтелло в 1959 году установил мировой рекорд – 86 м 4 см. Год спустя его соотечественник Уильям Эллей передвинул флажок на 42 см вперед. Но... тот и другой на XVII олимпийских играх оказались аутсайдерами: Кэнтелло остался на десятом месте, а Эллей выступил еще хуже. Чемпионом стал военнослужащий из Львова Виктор Цыбуленко (84 м 64 см). И не случайно. Ему принадлежит своеобразный рекорд стабильности в спортивных достижениях: он двенадцатый год входит в «десятку» лучших копьеметателей мира, он был в числе лидеров олимпийских состязаний

1952 и 1956 годов, а в 1960 году стал олимпийским чемпионом. Довольно высок уровень достижений и других копьеметателей СССР. Так рекорд страны принадлежит аспиранту из Москвы Владимиру Кузнецову (84 м 90 см), а еще три его земляка регулярно метают копье за 80 метров. В «десятку» лучших копьеметателей мира за 1961 год от СССР вошло четверо, а от США – ни одного.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены