Пласет – странная планета

Фредерик Браун| опубликовано в номере №841, Июнь 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Научно-фантастический рассказ

Даже если вы и привыкли, это все равно действует на нервы. Так и в то утро, если его, конечно, можно назвать утром. В действительности же была ночь. Мы на Пласете живем по земному времени, потому что пласетское время такое же непонятное, как и все остальное на этой бестолковой планете. Она движется по орбите в форме восьмерки вокруг двух разных солнц, вертится вокруг и между солнцами, а два солнца вращаются одно вокруг другого так быстро и так относительно близко, что астрономы на Земле долгое время считали, что это одна звезда, пока экспедиция Блейксли не высадилась здесь двадцать лет назад.

Видите ли, между солнцами находится поле Блейксли – поле, где скорость световых лучей сильно замедляется, Они остаются позади и...

Если вы не читали отчетов Блейксли, тогда держитесь!

Пласет – единственная известная планета, где происходит одновременно два солнечных затмения. При этом кажется, что Пласет стремительно несется прямо навстречу самому себе и... проносится мимо.

Я вас не виню. Я сам не верил и был страшно испуган: стоя на Пласете, увидел второй Пласет, несущийся прямо на меня. Но я-то читал отчеты Блейксли и знал, что происходит. Это напоминает старые фильмы, когда люди видели, как локомотив несется прямо на них. Им хотелось убежать, хотя они знали, что никакого локомотива нет.

Но я начал рассказывать про то утро. Я сидел за своим письменным столом. На крышке его зеленела трава. Ноги мои стояли, или казалось, что они стояли на покрытой рябью воде. Но она не была мокрой.

Сверху на траве – на письменном столе – лежал розовый цветочный горшок, в который носом была воткнута зеленоватая сатурновая ящерица. Это – верь или не верь глазам – были мои ручка и чернильница. И еще там было что-то, на чем аккуратными крестиками было вышито «Боже, храни наш дом». Я знал, что в действительности это было весточкой из Земного Центра, только что полученной нашим радиотелетайпом. Я не успел прочитать написанное до того, как начались ПБ-явления.

Видите ли, может, лучше сказать, что явления поля Блейксли начинаются тогда, когда Пласет находится между Аргайл I и Аргайл II – двумя солнцами, Это научное объяснение явлений, но его лучше выражать не словами, а формулами. В конце концов дело в том, что Аргайл I состоит из земной материи, а Аргайл II – из антиматерии. На половине пути между ними на значительном пространстве находится поле, где движение световых лучей замедляется. Они движутся примерно со скоростью звука, и поэтому, если что-либо двигается быстрее звука, как сам Пласет, его можно видеть приближающимся, когда оно уже миновало тебя. Видимому образу Пласета требуется 26 часов, чтобы пересечь поле. Затем Пласет, обернувшись вокруг одного из солнц, встречает свое изображение на обратном пути. В середине поля встречаются приходящий и уходящий образы, и они затемняют планету дважды, заслонив одновременно два солнца. А еще через некоторое время планета налетает прямо на вас и страшно пугает, хотя вы знаете, что на самом деле этого не происходит.

Давайте, я попробую объяснить по-другому, пока у вас окончательно не закружилась голова. Представьте, что старомодный локомотив приближается к вам, но только быстрее звука. На расстоянии мили от вас он свистит. Он проходит мимо вас, а затем вы слышите свисток из того места в миле от вас, где локомотива уже нет. Это звуковой эффект предмета, движущегося быстрее звука; а то, что я вам рассказал, – зрительный эффект предмета, движущегося по орбите в форме восьмерки быстрее, чем его собственное изображение.

Это не самое худшее. Можно не выходить из дому и не видеть затмения и столкновения, но физиопсихологического эффекта поля Блейксли избежать невозможно.

Поле влияет каким-то образом на зрительные нервные центры или на ту часть мозга, которая ведает зрением, – это напоминает действие некоторых наркотиков.

Я прекрасно знал, что сижу за письменным столом со стеклянной, а не покрытой травой крышкой, как мне казалось, что под ногами у меня обычный пол, а не вода, тронутая рябью; что на столе не розовый цветочный горшок с ящерицей, а старинный, начала двадцатого века чернильный прибор и нечто, на чем вышито «Боже, храни наш дом», – обыкновенный бланк радиотелетайпа. Я мог ясно ощутить эти вещи, дотронувшись до них, – эффекты поля Блейксли не затрагивали органов осязания.

Конечно, можно закрыть глаза, но обычно этого не делаешь, все равно, если вы в знакомом месте, разум и память подсказывают вам, что там происходит.

Поэтому, когда открылась дверь и вошло двуглавое чудовище, я понял, что это Риган. Риган вовсе не двуглав, я узнал его просто по звуку шагов.

– Что, Риган7 – спросил я.

– Шеф, машинный зал шатается. Вероятно, придется нарушить правило, запрещающее работать во время среднего периода, – ответило двуглавое чудовище.

– Птицы? – спросил я. Он качнул обеими головами.

– Подземная часть стен, наверное, похожа на решето – птицы все время летают сквозь них. Не лучше ли побыстрее залить бетоном} Или вы верите, что усиливающие балки из нового сплава остановят их?

– Конечно, – солгал я. Забыв о поле, я повернулся, чтобы взглянуть на часы, но вместо них на стене висел погребальный венок из белых лилий. – Я надеялся, что не придется укреплять стены, пока не получим усиливающие балки, – сказал я. – «Арк» должен скоро прибыть. Они, наверное, кружат где-нибудь поблизости, поджидая, когда мы выйдем из поля. Как вы думаете, мы можем подождать, пока...

Послышался треск.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены