В Петербурге 9-го января 1905 г. вооруженное восстание на Васильевском острове

Влад Бонч-Бруевич| опубликовано в номере №215-216, Февраль 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрезанный со всех сторон от города мостами, которые воинские части и полиция заняли с самого раннего утра, Василеостровский район, предоставленный как бы самому себе, не имея общения с остальными частями демонстрации, разлившейся по всему городу, проявил самую огромную напряженность революционной энергии и непосредственного действия. Уже с утра начало выявляться здесь явно отрицательное, глубоко враждебное отношение к воинским и полицейским властям. О гапоновской демонстрации как таковой на Васильевском Острове никто даже не думал. Она не задела рабочего сознания этого района, всегда отличавшегося значительно повышенным политическим развитием масс. Здесь с первых часов 9 января все дышало явно политическим, боевым настроением. Озлобление обеих сторон заметно росло.

«Из - за решетки Академии художеств, во время бездействия эскадрона, сыпались на нас брань и наглые издевательства, - сообщается в описании действий эскадрона № 5. - В это время за Средним проспектом выросла баррикада с красным флагом посередине. Для уяснения обстановки, с разрешения командовавшего кавалерией полковника лейб - гвардии казачьего его величества полка Безладного, мною был выслан взвод под начальством поручика Коцебу, который, дойдя до баррикады, донес, что жидкая толпа держится впереди баррикады, составленной из телефонных столбов и телеграфной проволоки, натянутой поперек улицы в несколько рядов, но что за баррикадой видно только несколько человек».

«В два часа дня, - рапортует он, - по приказанию генерал - майора Самгина, отряду было приказано немедленно двинуться по 4 - й линии против надвигавшейся толпы демонстрантов. На углу Среднего пр. и 4 - й линии отряд (одна рога л. - гв. Финляндского полка, одна рота Беломорского полка и кавалерия) должен был остановиться, так как шагах в 10 было устроено заграждение из телефонной проволоки и наваленных телеграфных столбов, а за этим заграждением, шагах в 60, была устроена баррикада, на которой стоял господин, держа в руках красный флаг, рядом е ним - еще несколько человек, а за ними - большая толпа разного народа. Перерубив проволоку, отряд немного двинулся вперед. Начальник отряда полковник Скопинский три раза громко просил толпу разойтись, с предупреждением, что будет стрелять. Затем был дан сигнал к стрельбе, который был объяснен толпе. После этого, так как толпа не расходилась, был дан залп ротой лейб - гвардии Финляндского полка. Толпа бросилась назад. В это время из окон вновь строящегося дома, с левой стороны улицы, стали бросать во вверенную мне роту кирпичи и было произведено несколько револьверных выстрелов. Тогда, по моему докладу, полковником Скопинским было приказано прекратить это. По моему приказанию первая полурота, зарядив винтовки, взяла на изготовку вверх и влево в этот дом. Я предупредил, что если из окон будет продолжаться стрельба или бросание кирпичей, то буду стрелять. Полурота была в таком положении до тех пор, пока не была разобрана вся баррикада ротой Финляндского полка».

Итак, день начался на Васильевском Острове с возведения баррикад. Стало быть, действовали спаянные, организованные отряды революционных организаций, которые имели целью всюду и везде затруднить положение войск и полиции, везде им мешать, везде проявлять свою революционную волю, направленную против самодержавного порядка. Здесь впервые з эту демонстрацию появляется красный флаг - этот символ революционной борьбы.

С каждым часом события здесь меняются, развиваются.

«Около часу дня отовсюду стали поступать донесения, что толпа на 4 - й линии увеличивается и, по сведениям полиции, подтвержденным донесениями кавалерии, толпа эта начала устраивать проволочные заграждения, строить баррикады и выкинула красный флаг. И. д. полицеймейстера подполковник Галле потребовал рассеять толпу и уничтожить баррикады. Опасаясь, что кавалерия может порезать лошадей о проволочные заграждения, я приказал двум ротам из особого резерва (роте лейб - гвардии Финляндского полка и роте 89 - го пехотного Беломорского полка) под общим начальством полковника Скопинского выйти вперед кавалерии и рассеять толпу». И полковник Скопинский приступил к выполнению возложенного на него поручения. В секретных военных документах, которые мы исследуем, находится подлинный «секретный рапорт от 18 января 1905 г. № 1 роты штабс-капитана Длужинского», в котором он дает описание этого события.

Картина этого уличного боя весьма характер на. Здесь и нападение, и противодействие, и сопротивление, и стрельба по войскам, бомбардировка войск кирпичами со стороны рабочих. Мы находим все элементы уличного боя во время гражданской войны, когда еще народ не успел захватить в свои руки оружия, когда правительственные войска еще не расшатаны революционной пропагандой и когда для братания войск с народом нет еще ни малейшего признака. Здесь, конечно, не может быть никакой речи о мирной демонстрации. Здесь даже не вооруженная демонстрация, здесь - прямое вооруженное выступление, гражданская война, восстание, напоминающее нам начало восстания в Москве в 1905 г. Действия демонстрантов здесь уже не стихийные, не случайные, а, несомненно, заранее продуманные, предварительно обсужденные, проработанные; роли между действующими лицами распределены, и под их руководством массы рабочих, вышедших на улицы, послушно и сочувственно выполняют то, что было предназначено выполнить революционным организациям.

Эти первые баррикадные жертвы, погибшие под красным знаменем пролетариата, сами говорят за себя. В высшей степени важно знать, что построение этой баррикады было не случайным явлением этого дня на Васильевском Острове, а отдельным фактом целой системы борьбы рабочих с правительственными войсками, заранее продуманной, заранее выработанной, пламенно осуществляемой. Эта василеостровская демонстрация 9 января являла собой прекрасный пример вооруженной демонстрации, которая переходила в восстание, в гражданскую войну и к которой именно большевистская часть социал - демократической партии как раз в это время начинала уже призывать рабочих. Что построение баррикад и других уличных заграждений входило в систему революционных действий, а не было случайным эпизодическим явлениям, видно хотя бы из того, что в официальных документах мы находим на этот счет и другие интересные свидетельства. Мы уже знаем, что войска двинулись разрушать одну видневшуюся и раздражавшую власти баррикаду. Разрушив ее и отогнав залпами находившихся здесь рабочих, войска двинулись по 4 - й линии и сейчас же стали натыкаться на новые баррикады, новые заграждения. «Во время следования по 4 - й линии, - сообщает в секретном рапорте № 1 от 18 января 1905 г. командир 4 - й сводной роты 89 - го пехотного Беломорского полка, рапортуя начальнику сводного отряда 23 - й пехотной дивизии, - так было, когда сводная рота проходила в одном направлении 4 - ю линию. Но пока она все далее и далее удалялась, в ее тылу сейчас же опять появилось скопище рабочих, энергия которых отнюдь не упала при виде раненых и убитых от залпов войск». И они вновь принялись строить баррикады, конечно, сильнейшим образом рискуя быть обстрелянными продольным сквозным огнем пехоты.

И здесь только после трех залпов, в результате которых были убитые и раненые, демонстранты укрылись в переулки и во дворы. В описании «действий 4 - й сводной роты 89 - го пехотного Беломорского полка» об этом крупном столкновении войск с демонстрантами говорится:

«Возвращаясь обратно, отряд наткнулся еще на баррикаду (в 5 часов вечера), за которой стояла большая толпа народа. Отряд остановился; полковник Скопинский начал увещевать толпу разойтись, в противном случае угрожая стрельбой. Толпа не слушалась и сильно ругалась и кричала, что беломорцы не будут стрелять в своих. Был дан сигнал стрельбы; полковник Скопинский объяснил его толпе, но она еще сильнее стала ругаться. Тогда по приказанию полковника Скопинского я дал залп (цель в ноги). После первого залпа толпа немного отошла назад, остановилась и стала сильно кричать. Опять последовало предупреждение со стороны полковника Скопинского, а затем, по его приказанию, два залпа. После чего толпа разбежалась».

Так действовала пехота на 4 - й линии Васильевского Острова. Кавалерия, шедшая за ней, не могла быстро продвигаться, потому что встречала, повсюду всевозможные препятствия.

«Подойдя на 100 шагов, выяснил, что по ту сторону баррикады вышли роты, почему, расчистив себе проход и посадив людей, присоединился к ним. Дальнейшее движение по Малому проспекту совершалось очень медленно, так как на каждом шагу встречались поваленные телефонные столбы с массой перепутанной проволоки, перевод через которую лошадей требовал иного времени. Во все время движения слышались крики и ругань из окон и из подворотен проходных домов. Около 12 - й линии, ввиду демонстративных действий из - за встреченной баррикады, головной ротой было дано два или три залпа и несколько одиночных выстрелов».

Это официальное свидетельство говорит нам о многом. Здесь уже кавалерийские войска встретили такие затруднения, которые заставили их почти приостановить движение вперед, и, что особенно примечательно, все это совершалось на очень большом пространстве, которое надо измерять верстами, стало быть, здесь активно участвовали огромные массы рабочих и, вероятно, студентов, ибо на Васильевском Острове в то время жило очень много учащейся молодежи.

Баррикады были построены не только по 4 - й линии, но и по Малому проспекту, где также войскам пришлось разбирать их и давать залпы по толпе, которая на требование разойтись ответила выстрелами. Все это дает нам право сказать, что василеостровская демонстрация 9 января далеко перешагнула рамки демонстрации и перешла в действительное вооруженное восстание.

В других местах Васильевского Острова точно так же продолжали строиться баррикады и все более учащались столкновения с пехотой и кавалерией.

Такие вооруженные столкновения народа с войсками продолжались на Васильевском Острове в течение всего дня 9 января, несмотря на большие жертвы, понесенные рабочими и учащейся молодежью, вышедшими на улицу для вооруженной демонстрации под красными революционными знаменами.

Это пробуждение широких масс Петербурга, эта громадная активность в эти памятные дни были ясными предвестниками и огромного подъема, и большой решимости, и выросшей политической сознательности Владимир Ильич, чувствуя все это, не только отметил это новое в революционном движении того времени в ряде своих статей, но и особенно подчеркнул выступление рабочих масс на Васильевском Острове, где движение «переросло обыкновенную демонстрацию и проявило себя с ярко революционной стороны»

Мы чтим и будем чтить всегда этот великий день русской революции - день 9 января 1905 г., когда сотни тысяч рабочих проявили величайшее мужество, заплатив за свое выступление тысячами жертв убитых и раненых, когда впервые было не только провозглашено, но и самыми действиями подтверждено вооруженное восстание в царской столице, в Петербурге, это начало гражданской войны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены