У глубинного барьера

Виктор Николаев| опубликовано в номере №956, март 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

С незапамятных времен в теплых приморских странах существует профессия ныряльщиков. Чтобы добыть дары моря - губки, жемчужные и перламутровые раковины, им приходится выдержать настоящую схватку с глубиной. Ныряльщики могут рассчитывать лишь на свое мужество, здоровье, умение задерживать дыхание. Нередко они опускаются на глубину 30 - 40 метров и находятся там в течение нескольких минут. Ловцов жемчуга с полным правом можно назвать первыми спортсменами - подводниками. Однако официальная летопись рекордов по нырянию в глубину без дыхательного аппарата открывается достижением итальянского тандема - Эннио Фалько и Альберто Новелли. В 1951 году они достигли глубины 35 метров. Через два года рекордсменом стал их соотечественник Раймоидо Букер. Многим, вероятно, запомнились кадры из итальянского кинофильма «Голубой континент». На поверхности воды рядом с большим поплавком голова человека. Спортсмен (им был Р. Букер) надвигает маску на лицо, делает последние усиленные вдохи и решительно уходит под воду. Вот он стремительно проносится вдоль окольцованного бирками каната и скрывается в сумерках глубины. Через 1 минуту 25 секунд ныряльщик появляется на поверхности и сразу же оказывается в кольце дружеских рун. Помощь друзей была весьма своевременной: Букер на некоторое время потерял сознание. Но он не выпустил из рук бирку, на которой четно виднелось число «39». В 1956 году Фалько и Новелли вернули себе рекорд. Они побывали на глубине 41 метр. В 1960 году борьбу за обладание рекордом повели бразилец Америго Сантарелли и итальянец Энцо Майорка. Бразилец, которому в то время было 39 лет, применил своеобразное новшество. При нырянии он надевал костюм из неопрена, сохраняющего в своих порах воздух. Вниз спортсмена увлекал тяжелый груз, а на обратном пути с глубины 15 - 20 метров начинал «работать» воздух. К ныряльщику возвращалась плавучесть, и вода выталкивала его на поверхность. С помощью такой хитрости Сантарелли легко опустился на 44 метра. Но Майорка в костюме обычного пловца сумел нырнуть на 45. Затем Сантарелли достиг 46 метров, а Майорка - 49. Соперники продолжали спор и в следующем году. Майорка первым освоил новый рубеж - побывал на 50 - метровой глубине. А Сантарелли удалось нырнуть на метр дальше. Этот рекорд продержался три года. В августе 1964 года снова отличился Майорка. В Неаполитанском заливе он нырнул на 53 метра. Спустя год он «углубил» свои результат еще на метр. Майорка мечтал покорить и следующий рубеж - 60 метров. Такая глубина, по мнению французского физиолога Жана Ривуара, вполне достижима для человека с отличным здоровьем и большой емкостью легких. В планы Майорки в июне 1966 года вмешался 39 - летний француз Жак Майоль, первым достигший 60 метров. Несколько месяцев назад Майорка вернул себе лавры лучшего ныряльщика. Ему удалось улучшить результат Майоля на 2 метра. Заметим, кстати, что первый вполне достоверный, но не зарегистрированный спортивными комиссарами результат в 60 метРОВ показал греческий ловец губок Георгиос. а этой глубине в 1913 году он привязал канат к якорю итальянского эсминца «Регина Маргарита». Меньший объем легких, казалось бы, не позволяет женщинам соперничать с мужчинами в нырянии в глубину, двадцать метров - это достижение американской спортсменки Жоан Макиели в течение многих лет казалось незыблемым. Но в 1962 году итальянка Франческа Борра опустилась на 25 метров. Рекорд плохо отразился на ее самочувствии, и она заявила журналистам, что в дальнейшем женщины вряд ли смогут перейти этот рубеж. Однако Борру вскоре опровергла Джулиана Трелеани (31 метр). Но даже ее нельзя признать первооткрывательницей этой глубины. Вспомним о японских искательницах жемчуга - «амо». Много веков назад они вытеснили с подводного промысла своих мужей и теперь не уступают лучшим ныряльщикам - мужчинам из других стран. Глубины в 30 - 40 метров являются для «амо» обычными. Изобретение акваланга открыло перед подводниками - спортсменами широкие возможности. Не нужно больше дорожить единственным глотком воздуха, который сохраняет жизнь организма и защищает легкие и грудную клетку от чрезмерного сжатия. Еще в 1943 году, вскоре после изобретения акваланга, замечательный французский спортсмен Фредерик Дюма погрузился на 63 метра. Спустя два года он уже побывал на глубине 91 метр. Отметим, что Дюма не ставил целью установление рекорда. Заслуживает внимания смелая тактика спортсмена - идти вниз с максимально возможной скоростью, быстро преодолевать первую половину подъема и затем во избежание кессонной болезни чередовать движение с остановками. Французы под руководством изобретателя акваланга Кусто продолжали осваивать новый аппарат. Тогда и произошел трагический случай с Морисом Фаргом. Он сделал отметку на глубине 120 метров... и стал погружаться дальше. Но глубина уже успела опьянить его. Спортсмен потерял сознание, и, когда друзья подняли его на поверхность, он был мертв. Гегемонию французов в глубинных погружениях с аквалангом нарушил испанский аквалангист Эдуардо Адметта. Но его достижение (103 метра) продержалось всего один год. Неразлучные друзья Фалько и Новелли, которые в то время были рекордсменами по нырянию в глубину без дыхательного аппарата, решили завладеть и рекордом погружений с аквалангом. В Неаполитанском заливе они совместно с Чезаре Ольджани достигли глубины 131 метр. Вот некоторые подробности этого погружения, которое длилось в общей сложности 1 час 18 минут. Спортсмены были вооружены аквалангами новой конструкции, разработанной Новелли. Создатель аппарата шел впереди. Добравшись вдоль каната до намеченной глубины, он остановился и стал ожидать товарищей. Первым появился Ольджани, за ним Фалько. То ли от волнения, то ли от глубинного опьянения, Новелли, держась за одну бирку с Фалько, забыл сделать на ней собственную отметку. А Ольджани сделал отметку на бирке метром ниже. Неизвестно, каких результатов в дальнейшем добились бы аквалангисты, если бы на подводной арене не появился швейцарец Ханнес Келлер. Читатели «Смены» уже знакомы с некоторыми его достижениями (см. № 6, 1963 год). Кроме погружения на глубину 338 метров, которое закончилось трагической смертью одного из участников, англичанина Питера Смолла, Келлер успешно имитировал в барокамере спуск на 400 - метровую глубину. Келлер поставил проблему глубоководных погружений на научную основу. Им были проанализированы все доступные сведения о физиологии человека и о процессах диффузии, растворения и высвобождения различных газов из тканей тела. Специалистов водолазного дела поражают скоропалительные подъемы Келлера на поверхность после пребывания на больших глубинах. В этом, собственно, нет никакого секрета. Количество газа, поглощенного тканями, зависит не только от глубины погружения, но и от длительности его присутствия в дыхательной смеси. Легкие газы (водород, гелий, неон) проникают в ткани и покидают их гораздо быстрее, чем тяжелые (азот, аргон). Такая специфика поведения газов дает возможность при непродолжительных спусках варьировать их содержание в организме человека и уменьшать опасность кессонного заболевания. Во время подъема нужно последовательно заменять гелий в дыхательной смеси неоном, азотом, аргоном. Именно так и поступает Келлер. Уверенность Келлера в достижении водолазами больших глубин разделяет и известный ученый Жак Пикар. Весь подводный мир с нетерпением ждет того момента, когда Пикар приступит к осуществлению своего намерения выпустить человека из мезоскафа на глубине 1 000 метров!

P. S. Статья эта была уже написана, когда пришло сообщение о том, что 32 - летний американец Роберт Крофт установил во Флориде новый мировой рекорд. Не пользуясь никакими дыхательными аппаратами, кроме собственных легких, он опустился в Атлантическом океане на глубину 64,7 метра и находился под водой 2 минуты 6 секунд. В истории покорения морских глубин прибавилась еще одна строка. И. конечно же, она не будет последней...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены