Цапля

Н Тарасенкова| опубликовано в номере №814, апрель 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Мы очень дружили. И все учились в одном классе. Только я жил и учился в городе, а Витька и Колька - в совхозе « Светлые дали» . Мы не виделись зимой, осенью и весной. Но зато когда наступало лето...

Меня всегда мама отвозила в совхоз. Там жила моя бабушка. Но в этом году я перешел в пятый класс, и моя мама сказала, что я поеду сам. Я так обрадовался, что тут же написал Витьке и Кольке, что еду сам и чтобы они встречали меня. Я даже не хотел, чтобы мама провожала меня. Но мама сказала строго:

- Дай тебе только волю!

Она взяла меня за руку, как маленького, и мы пошли на вокзал. А там мы стояли у вагона, и мама говорила, говорила проводнице все одно и то же:

- Девушка, так вы посмотрите за моим, очень прошу вас, девушка.

И столько раз это мама сказала, что проводница стала даже смеяться, а я чуть не заплакал.

Но зато, когда поезд подошел к станции, на которой мне надо было выходить, и я увидел Витьку и Кольку, у меня стало снова точно такое же настроение, как тогда, когда мама сказала, что я еду сам. Витька и Колька прыгали на платформе. А потом они так заорали, увидев меня, что люди стали оборачиваться и пожимать плечами. Люди ведь не знали, что мы не виделись осень, зиму и весну, поэтому они и пожимали плечами.

А потом мы побежали все втроем, мы ничего не говорили, только Витька вырвал у меня сумку, где были мои вещи: « Давай я!» , - а потом эту сумку у Витьки вырвал Колька и сказал: « Давай я!» И так мы бежали и бежали к речке Быстрянке, а там быстро разделись и плюхнулись на песок.

Через два часа я стоял перед бабушкой. У меня уже заметно подгорел нос. Бабушка моя любила ворчать. Но, в общем-то, она была добрая, и мне даже казалось, что ворчит нарочно. Она сказала мне:

- Ведь поезд всегда приходил раньше.

- Да, приходил, - ответил я, - но теперь приходит позже. Теперь новое расписание - летнее.

Бабушка начала ворчать. Но я не слушал ее. Потому что думал о Витьке и Кольке, о наших планах. О лете, которое мы проведем втроем.

Летом мы так загорали, что бабушка говорила: « На вас даже страшно смотреть» . Мои волосы оставались такими же черными, а у Витьки совсем выгорали, словно маленький кусочек солнца отваливался ему на голову. А Кольку стригли всегда почти наголо, так что мы забывали, какого он цвета. Колька был очень толстый и неуклюжий. И все-таки он выпросил у нас, что будет капитаном на нашей шхуне.

Шхуны не было никакой. И море было где-то очень далеко, « на самом краю света» , как говорил наш капитан. Ну, а если закрыть глаза и лежать так долго-долго, то можно увидеть море. Правда, когда мы открывали глаза, то видели, как по той стороне Быстрянки разгуливали цыплята. Тогда мы снова, как по команде, закрывали глаза и снова видели море и нашу шхуну, которую подбрасывало на крутых волнах.

Нашу шхуну каждый представлял по-своему. Мне казалось, что это маленькая лодка, вот такая, какая стоит на Быстрянке, привязанная цепью. И Колька тоже считал, что шхуна - это лодка, только набитая парусами. У Виктора были совершенно другие представления о шхуне. Год тому назад вместе с матерью он был в Ростове и там на пристани видел большие пароходы. Тогда он и привез с собой очень много впечатлений, и еще он привез команды: « Готовьтесь к ошвартовке!» и « Поджать корму!» . Особенно нам нравилась последняя. Мы так часто и так громко выкрикивали эту команду, что моя бабушка как-то приложила руку к голове, не болен ли я. Особенно смешно это получалось у Кольки: когда он кричал « Поджать корму» , то у него так надувались щеки, что очень хотелось ткнуть в них пальцем. Витька так и делал. Мы с Витькой громко смеялись, а Колька сердился и говорил:

- Ребята, это не по правилам. Ведь капитан я, а вы простые матросы.

Мы были простыми матросами. И все время должны были стоять на вахте. Вахта была с левой и с правой стороны шхуны. На той и на другой стороне должно было стоять по матросу. Колька слабо представлял свое место, но в отличие от нас в руках у него должна быть подзорная труба.

Так мы лежали на песке возле речки и мечтали о море, которое было на самом краю света.

А как-то я проснулся рано утром и слышу, как кто-то говорит моей бабушке:

- Можно, я к вам подброшу своего парня? Еду на четыре дня на совещание передовиков сельского хозяйства.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Пришельцы из космоса

Из цикла рассказов в кают-компании