Три письма из школы

И Василькова| опубликовано в номере №993, Октябрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Все девчонки без ума от своей новой учительницы и изо всех сил стараются походить на нее в манере говорить, в поход-I ке и даже в прическе. Мальчишки же поначалу не принимали ее всерьез: «Подумаешь, прислали какую-то студентку». Первый вопрос, который был ей задан, едва она вошла в класс и представилась, был провокационным: «А сколько вам лет?»

Люда буквально из кожи лезла, чтобы казаться солидной, серьезной и строгой, но какая тут солидность, если тебе всего 20 лет, а ученики вымахали ростом вон какие...

Быть учителем вообще нелегко, но особенно трудно, если в толпе выходящих из школы учениц ты почти не отличаешься от старшеклассниц, если на первом родительском собрании чья-то мама с удивлением спрашивает: «Вы — учительница? Такая молодая?»

«Выглядеть здесь молодо — значит осложнить свою жизнь». Это утверждение верно, хотя и парадоксально. Значит, авторитет и уважение нужно завоевывать не возрастом, не солидностью, а чем-то другим. Чем?

Это не единственный вопрос, который приходилось решать 20-летней учительнице математики из 46-й московской школы Людмиле Валентиновне Решетниковой.

Как добиться взаимопонимания? Как предотвратить двойки? Как внушить детям любовь к своему предмету? Как найти грань между дружеским расположением и фамильярностью в отношении с учениками? Как решить проблему дисциплины в классе? Как одеваться и причесываться, идя на урок? Тысячи всевозможных «как» и «что» встают перед юной учительницей, впервые переступившей порог школы, и ответ на них в каждом конкретном случае нужно искать прежде всего самой...

Письмо Люды Решетниковой подруге об одном из своих первых уроков

«Наташка, милая! Ты не представляешь, как далеко все то, с чем я столкнулась в школе, от учебников по педагогике и лекций. Вообрази себе, когда я вошла в класс, по воздуху летали чернильницы, резинки, промокашки. Многие из мальчишек как сидели, развалившись за партой, так и продолжали сидеть, не обращая на меня ни малейшего внимания. Собрав всю свою выдержку, чтобы с плачем не убежать из класса, я продолжала молча стоять у стола и спокойно смотреть на то, что они вытворяют. Лиц я, конечно, как ты сама понимаешь, не видела, все слилось для меня в одну сплошную массу. Наконец, когда в классе установилась сносная тишина, я начала объяснять новый урок. Но стоило мне повернуться спиной, чтобы написать примеры на доске, как сзади раздались какие-то смешки, мяуканье, писк. Поворачиваюсь и вижу, что один из учеников — несчастье всей школы Юра Ф. — уже успел нарисовать мой «вид сзади» и теперь демонстрирует свое творчество всему классу. Я спокойно (если бы ты знала, с каким трудом дается это мнимое спокойствие) беру его дневник и записываю туда замечание. Продолжаю вести урок, хотя нервы на пределе. Когда же прозвенел звонок, меня окружили девчонки и наперебой стали задавать вопросы, только к прошедшему уроку они не имели ни малейшего отношения. «Скажите, а у вас волосы свои или крашеные?» «Людмила Валентиновна, вы сама вязали эту кофту, объясните, как это вяжется.» А я-то, несчастная идеалистка, думала, что они хотят поблагодарить меня за интересное объяснение нового материала. Что-то будет дальше?..»

А дальше Люда не только учила своих пятиклашек и шестиклашек, как решать задачи, извлекать квадратные корни, но и многому училась сама. Выдержке, терпению, искусству оценивать знания и мастерству владеть вниманием класса на протяжении всех 45 минут. Эту науку ей помогал постигать весь учительский коллектив. И Люда поняла, что не всегда на выпады учеников нужно отвечать наказанием, иногда стоит просто свести все к шутке. Что, объясняя новый урок, нужно избегать поворачиваться к классу спиной и не стоит все время сидеть за учительским столом — лучше ходить между рядами. Что иногда полезно «размочить» «сухую» арифметику какой-нибудь забавной историей из жизни великих математиков или просто какой-то арифметической игрой. Что вопрос «дисциплины» решится сам собой и отпадет, если урок будет интересным, а не принудительным. Что нужно доверять ученикам, но не забывать и проверять. Что нужно щадить самолюбие 12 — 13-летних подростков и не устраивать им «разгон» перед всем «строем», лучше поговорить с глазу на глаз. Что нужно быть доброй, но не такой, кто на жаргоне школьников называется «своя в доску». С каждым днем Люда все больше постигала эти маленькие учительские «тайны», которым учит сама жизнь.

И с каждым днем она все лучше узнавала своих 90 мальчишек и девчонок, каждый из которых был индивидуальностью и потому требовал индивидуального подхода.

Выписка из ученических характеристик (черновик)

Ян Ш. — круглый отличник. Учится музыке. А вот к общественной, пионерской работе относится с прохладцей. Надо бы поговорить по душам, попытаться вовлечь в какое-то интересное дело.

Катя П. — девочка внимательная, с самостоятельными суждениями, иногда даже считает себя вправе делать замечания учителю...

Наташа В. — увлекающаяся, порывистая натура. Не хватает усидчивости.

Витя А. — способный, но ленивый мальчик. Почаще вызывать к доске.

Андрей Т. — ученик хороший, с ярко выраженными математическими способностями, все схватывает буквально на лету, но очень самолюбив и легко уязвим.

Женя Б. — гордая маленькая казачка, даже если ей что-то нужно, просить ни у кого ничего не будет. Постараться быть более тактичной и терпеливой по отношению к ней.

Из письма Люды школьной подруге

«...Я все еще не могу подобрать ключи к ребячьим сердцам. Стараюсь, выкладываюсь, что называется, полностью, и все-таки нет-нет да и приходится наталкиваться на стену непонимания и недоверия. Ученики все еще продолжают испытывать меня. Но уже более деликатно. Побед у меня хоть немного, но все-таки есть. Высшей наградой за мой труд было недовольство, которое я прочла в глазах ребят, когда прозвенел звонок, возвещающий о конце моего урока. Мне показалось, что им не хотелось расставаться со мной. А может быть, это только показалось? Или другой случай — с одним из моих самых способных учеников, Андреем Т. Видела бы ты, как он переживал — буквально до слез, когда я вывела ему в четверти по математике четверку вместо обычной для него пятерки. Это тронуло меня до глубины души. Вообще правду говорят, что в нашем нелегком труде чаще всего радость нам доставляют те, от кого мы ее меньше всего ждем... Они так самостоятельно обо всем судят, так много для своего возраста знают, так начитанны!»

Скоро Люду назначили старшей вожатой школьной пионерской дружины. Теперь она пропадала в школе до. позднего вечера: то оформляла вместе с ребятами какие-то стенды, то организовывала пионерские сборы или встречи с интересными людьми; создала в школе свой КВН, ходила вместе с ребятами в походы, водила их на киностудию Мультфильм, в Театр имени Вахтангова, на студию грамзаписи, в пекарню, больницу. Такая работа отнимала много времени, но этот труд не был напрасным — он помог подобрать ключи к ребячьим сердцам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Лилия

Приключенческая повесть