Стакан аммиака

Анатолий Баранов| опубликовано в номере №1070, Декабрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Важнейшая задача комсомола — совместно с профсоюзами вовлекать в соревнование, движение за коммунистическое отношение к труду широкие массы молодежи, и прежде всего комсомольцев...»

(Из постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении организации социалистического соревнования».)

Шел бетон. Час, второй, третий. Сорок восемь часов подряд — непрерывным потоком. Кто знает, что сложнее: поставить опалубку или забетонировать! Над опалубкой и арматурой бились почти месяц — фундамент для мощной компрессорной сложен: сотни заставок, пробок, кронштейнов. Точность почти микронная.

Геодезист тщательно осмотрел опалубку, поколдовал у своих приборов, промерил по осям и показал бригадиру большой палец.

Василий Заболотный разбил свою бригаду по сменам. По его расчетам, на бетонирование нужно было затратить семь-восемь смен. Заканчивались вторые сутки, одна за другой подходили машины, задыхались вибраторы, прожекторы заливали стройку неестественно белым светом. Заболотный стоял наверху, давал сигналы крановщикам, командовал разгрузкой машин, проверял качество работы и сам успевал взяться за толстый хобот вибратора.

Еще с вечера прораб хотел прислать на помощь бетонщикам людей из других бригад, но Василий отказался, понадеявшись на собственные силы: «Спасибо, сами управимся». Теперь он думал, что зря так сказал. Ночью на стройке бетонного голода не бывает, ночью бетона столько — успевай принимать! Машины шли густо, и лишняя пара рук сейчас бы не помешала. Но просить у прораба помощи поздно,— все люди уже при деле. Именно в тот момент, когда бригадир ругал себя за недальновидность, и подошла моторист с соседнего участка Наталья Колесниченко, только что закончившая свою смену, молча взяла большую, не по росту лопату и стала подчищать падающий на землю бетон.

Потом Заболотный увидел, что рядом с ней работает еще несколько человек: монтажники из бригады Волощенко. Конкуренты. Месяц над его объектом пламенеет вымпел лучшей бригады, месяц — у них. Хорошие ребята. Но сказать об этом им не мог и благодарить не стал — некогда было, шел бетон.

Под утро закончили, присели передохнуть на свежем фундаменте, затянулись первыми сигаретами. Молчали. И Заболотный думал о тех, кто неожиданно пришел им на помощь в эту ночь. Впрочем, почему неожиданно! Монтажники работали в другом управлении, но стройка-то одна.

В строительстве первой очереди Черкасского химкомбината участвовали французские специалисты.

На пустыре в пяти километрах от города еще ничего не было, кроме голого поля, засыпанного снегом, похожего на лист ватмана с едва намеченными темными линиями и квадратами будущих фундаментов.

Стройку объявили Всесоюзной ударной, и на своем собрании комсомольцы взяли обязательство сдать первый объект комбината на год раньше срока. На год! Французы, узнав об этом, посмеялись: еще нигде в мире подобные объекты не возводились в такие сроки.

Юрий Волощенко, бригадир комсомольско-молодежиой бригады монтажников, рассказывал мне о пари, предложенном иностранными специалистами. «Поднесите нам к Новому году стакан аммиака, и мы вам выставим бочку бургундского». От пари отказались, но первую продукцию завод действительно выдал в новогоднюю ночь. Многие провели эту ночь на стройке. Вместо наряженной елки на территории завода вспыхнул факел — символ их первой победы.

— Ту ночь, как самые счастливые дни свои, не забудешь,— говорит Заболотный. А у него счастливых дней за последние годы было немало: два ордена получил, поступил в институт, был делегатом XXIV съезда КПСС

Сейчас невдалеке от комбината вырос поселок химиков, с улицами, обсаженными фруктовыми деревьями. А на бывшем пустыре поднялись заводы слабой азотной кислоты, ионообменных смол, азотных удобрений. Уже вступили в строй две очереди комбината, возводится третья. И троллейбус останавливается рядом со строительной площадкой.

Обычно по кранам, по их движению определяешь пульс «ройки, ее напряжение. Мы приехали в обеденный перерыв. Краны стояли, напоминая застывала вистов, и тихо было ив неожиданно обезлюдевшей стройке. Чуть выше кранов, на высокой мачте развевался красный флаг, поднятый в честь лучшей бригады.

Монтажники сидели на ажурных балках печи реформинга, которую им предстояло монтировать, спокойные, медлительные в своих тяжелых брезентовых робах. Юра выделялся среди них белоснежной рубашкой. Был он в отпуске, но не выдержал, приехал проведать бригаду.

— Бетонщики задерживают, никак не сдадут фундаменты под печи,— пожаловался Вася Клочков.

— А стоит ли ждать! Давайте собирать детали печи блоками на земле. Сколько времени сбережем!

Юра Волощенко чертил в своем блокноте стенд для сборки, Варить его нужно было из труб и балок.

— Ивам Ефимович, замерь диаметр трубы.— Клочков протянул Вороне складной метр. Тот отставил початую бутылку молока, аккуратно закрыл ее пробкой и нехотя поднялся,

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены