Шеф правого картеля

Вольфганг Бартельс| опубликовано в номере №1070, Декабрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Я считаю для себя честью и доброй рекомендацией то, что я являюсь вождем правого картеля».

(Из высказываний человека, о котором пойдет здесь речь.)

Он вообще словоохотлив. В бесконечных речах, произносимых на все более высокой ноте,— его политическая автобиография. Попробуем выделить в ней несколько узловых моментов, которые в такого рода анкетных документах принято обозначать словечком «затем...».

1945 год. Фашистская Германия лежат развалинах. В Мюнхене некий тридцатилетний офицер заявляет на одном из собраний: «Пусть руки отсохнут у того, кто снова возьмется за оружие!»

1958 год. Тот же человек, ставший военным министром ФРГ, призывает без какого-либо вреда для собственных конечностей: «Необходимо вложить в руки солдат бундесвера наисовременнейшее оружие... Такая армия может стать мощным инструментом в руках политика».

Проходит еще тринадцать лет. Все тот же человек говорит на массовом митинге: «Я уничтожу тех, кто пытается помешать мне добиться власти. Я хочу свободы, справедливости и благополучия для германского народа — даже с помощью автомата, если потребуется!»

Это Франц Йозеф Штраус, глава реакционной баварской партии Хри-стианско-социальный союз (ХСС). Бывший военный министр и бывший министр финансов ФРГ. Почетный доктор в четырех американских университетах. Почетный гражданин города Чикаго. Почетный пехотинец в одном из подразделений армии США. Зловещий символ Баварии, в которой он для награды особо отличившихся членов ХСС выпустил недавно десять тысяч серебряных медалей, выбив на одной стороне свой собственный профиль, а на другой — земельный герб.

Это деятель, «который в час политических перемен сплотит вокруг себя всех, кто хочет создать сильную Германию», это политик, «который в 1973 году будет кандидатом на пост канцлера от имени всех, кто стремится создать такую Германию — новую и более сильную». Две последние цитаты — не из прессы ХСС. Они взяты из газетки «Дойче нахрихтен», органа неонацистов. Штраус уже давно стал надеждой НДП. Что касается собственной партии, то она высказывается не менее определенно: «Штраус — человек ближайшего будущего. Он не заменяет собой Адольфа Гитлера, но у него есть задатки для руководства... Мы должны добиться' власти тем или иным способом. Даже в том случае, если итоги выборов не будут для нас благоприятными» (из циркуляра сторонникам ХСС в Кёльне). - Политический шантаж и военные угрозы Штраус и его партия легко совмещают с гигантскими финансовыми махинациями. В Западной Германии за минувшие годы не было ни одной мало-мальски известной аферы, в которой не был бы замешан Штраус.

В начале шестидесятых годов по всей ФРГ гремело «дело ФИБАГ». Близкий приятель Штрауса, некий Капфингер, вместе с другой темной личностью, Шлоссом, создал фиктивную строительную фирму ФИБАГ, которая подрядилась построить в Баварии 5 тысяч квартир для американских военнослужащих. Штраус сообщил своему тогдашнему коллеге, министру обороны США Гейтсу, что лично проверил проект. Через некоторое время Шлосс оказался просто жуликом, а ФИБАГ торжественно лопнула.

В 1962 году журнал «Шпигель» рискнул частично раскрыть милитаристские планы Штрауса, который, будучи военным министром, официально заявлял о возможности «стереть СССР с географической карты». По приказу Штрауса полиция ворвалась в помещение редакции, конфисковала все архивы и арестовала сотрудников журнала. Судебным представителям Штраус сообщил, что канцлер Аденауэр якобы разрешил ему не извещать об этой акции министра юстиции Штамбергера. Этой ложью Штраус пытался прикрыть свое грубое нарушение конституции.

Но не только такого рода махинациями характерна эта фигура. Он возродил в общественной жизни ФРГ геббельсовскую манеру личных оскорблений политического соперника, клеветы на него. В 1962 году он кричал в бундестаге социал-демократическому депутату Кан-Аккерману: «Не будь у вас парламентской неприкосновенности, вы бы у меня посидели полгодика за решеткой!» Социал-демократу Герхарду Яну, который расследовал «дело ФИБАГ», Штраус угрожал виселицей.

Последний съезд партии ХСС про ходил в апреле 1970 года под лозунгом «Германии нужна Бавария!». Это означало не только то, что за минувшие годы Бавария значительно уменьшила свое экономическое отставание от других земель ФРГ. Это означало прежде всего, что Бавария стала главной военной кузницей в ФРГ.

Здесь по-прежнему чувствуется допотопная социальная структура. Здесь по-прежнему имеют большой вес аристократические семьи, клерикалы, крупные землевладельцы. Тяжелая промышленность развивается лишь в нескольких центрах — Мюнхене,

Аугсбурге, Нюрнберге, Швейнфурте, Инголыптадте, а в остальном Бавария сохраняет свой аграрный, мелкобуржуазный характер. Именно в этом — массовая опора ХСС. Финансовая же поддержка — у королей электротехники (Сименс), машиностроения (МАИ, БМВ), химии (Хёхст), но прежде всего — у военных концернов (Мессершмитт, Бельков, Дорнье, Юнкере, Флик), производящих самолеты, танки, ракеты, атомные устройства.

Тесное переплетение реакционнейших, полуфеодальных баварских сил с властителями современной военной индустрии и есть тот правый картель, шефом которого стал Штраус, тот картель, чью программу высказывает опять-таки Штраус: «Бавария нужна Германии, дабы то, что создано в западной части Германии, было создано и в других ее землях». Вряд ли стоит расшифровывать программу, которая откровенно стремится к поглощению ГДР, к захвату польских и советских территорий. Все это весьма похоже на не столь ухе давнюю политику экспансии и агрессии, приведшую в тупик, забитый миллионами трупов.

Укрепление правого картеля и одновременное ослабление правительственной коалиции социал-демократов и свободно-демократической партии — такова тактика Штрауса. Он не скрывает ее: «Наше намерение и долг состоят в том, чтобы свергнуть это правительство».

Имея в союзниках газетного короля Акселя Цезаря Шпрингера, Штраус и К° бросают огромные финансовые средства правого картеля на то, чтобы укрепить собственную пропагандистскую машину — прессу, радио, телевидение, представительство в бундестаге и ландтагах. Милитаризм и реваншизм чистейшей воды — их символ веры, их ежедневная деятельность.

(Сокращенный перевод из молодежного журнала «Элан», ФРГ.)

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены