Сражение без выстрелов

Динко Гочев| опубликовано в номере №974, декабрь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пятьдесят лет назад, 20 декабря 1917 года, по инициативе В. И. Ленина решением Совета Народных Комиссаров была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем - орган, призванный защищать власть, завоеванную народом, от явных и скрытых ее врагов. «Для нас важно, - говорил Владимир Ильич Ленин, - что ЧК осуществляет непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима, иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров, - нет. Этим и занимаются ЧК, в этом их заслуга перед пролетариатом». С тех пор вот уже полвека чекисты стоят на страже покоя и безопасности Советской страны. Немало славных страниц вписали они в нашу историю, активно участвуя вместе с советским народом в строительстве коммунистического общества. Публикуемый документальный очерк болгарского публициста Динко Гочева, написанный специально для «Смены», представляет читателям несколько новых эпизодов из героической истории органов государственной безопасности.

Чрезвычайное сообщение

Убедившись, что вокруг нет ни одной живой души, он неслышно пересек тротуар и, войдя в подъезд, несколькими прыжками одолел спираль винтовой лестницы. Дверь на третьем этаже была приоткрыта. Хозяин ждал его. В темной передней они молча сжали друг другу руки и еще постояли минуты две, напряженно вслушиваясь в тишину. Ни один звук не нарушал ее. Дом спал. Спала улица. Спал город.

- Все в порядке, - сказал хозяин. - Прошу вас, пройдите вот сюда... Позвольте вашу руку, боюсь, как бы вы в темноте с непривычки не наткнулись на стол или кресло... Ощупью они вошли в комнату, сели на тахту.

- Закурим? - спросил гость. Вспыхнула спичка и на мгновение высекла из темноты массивный подбородок, гладко выбритую щеку, седой висок.

- Прошу извинить меня, - заговорил гость. - Я знаю, что нарушаю элементарные правила конспирации и подвергаю вас риску. Себя, конечно, тоже, но это - дело второстепенное. Главное - вас и, значит, всех, кто связан с вами. Но я не мог иначе, слишком уж срочное и серьезное дело заставило меня пригласить вас сюда. Надеюсь, вы не осудите меня, Иван Петрович...

- Ну что вы, что вы, - искренне сказал он, - стоит ли уверять меня в том, что и так очевидно. Слушаю вас... Хозяин заговорил не сразу. Он встал, прошелся по комнате, ни разу не задев в темноте ни один предмет, сделал несколько коротких затяжек. Потом загасил сигарету и стоя сказал, по-военному отчеканивая каждое слово:

- Над моей родиной нависла страшная угроза. Между Гитлером и царем Борисом достигнуто тайное соглашение - фактически об оккупации Болгарии германскими войсками. Соглашение вступает в силу немедленно.

- Что и говорить, сообщение чрезвычайное, - отозвался из темноты Иван Петрович. - Вам известны какие-либо подробности?

- Весьма скудные, но все же... В разведывательном отделе военного министерства разработан план переброски в Болгарию специальных немецких воинских частей. Скорее всего речь идет пока о дивизии «Бранденбург», которую обычно направляют туда, где еще не действуют регулярные войска или где они уже не могут действовать. Назначена и дата вступления немцев в Болгарию: 19 февраля.

Иван Петрович еле слышно присвистнул.

- Та-ак... - усмехнулся он. - Вроде бы уже наступило шестнадцатое! Времени осталось не густо, а?..

- Дорогой Иван Петрович, - быстро заговорил хозяин, - я узнал об этом несколько часов назад. Теперь вы понимаете, почему я решил срочно предупредить вас, пойдя на любой риск... О риске ли сейчас было думать!... Каждая минута ценилась теперь на вес золота. Ценнейшую информацию надо срочно отправить в Центр, там будут ее изучать. Потом разрабатывать план действий. Потом передадут ему задание Центра. На все это необходимо время. А оставалось только три дня. Три дня. Хозяин между тем продолжал:

- Наше правительство боится своего народа, оно знает, что появление немецких солдат в нейтральной Болгарии вызовет всеобщее возмущение. Тем более что болгары питают традиционную любовь к России - вы в этом имели возможность убедиться сами. Так вот. Немцы собираются войти к нам из Румынии, через Русе. Я это узнал от своего бывшего сослуживца, теперь он работает в военной разведке. Не могу сказать, что это полностью наш человек, но он болгарский патриот, и предательские замыслы наших правителей возмущают его до глубины души. Я думаю, что его сведениям можно доверять. Иван Петрович ни единым звуком не перебивал своего собеседника, ни о чем не спрашивал его: знал, что этот в высшей степени исполнительный, мужественный и честный человек подробно и четно расскажет все, что ему известно. А сведения его были поистине чрезвычайной важности - Иван Петрович понял это тотчас, когда услышал вечером по телефону его взволнованный голос. Понял - и не ошибся. Голос хозяина звучал в темноте спокойно, размеренно, деловито, но за всем этим скрывались тревога и боль.

- План переброски немецких войск в Болгарию подробно разработан доктором Делиусом, который представляет в Софии шефа гитлеровского Абвера Канариса. Из Русе на румынский берег Дуная должен переправиться болгарский пароход с униформой для пятисот болгарских солдат, в том числе и для тридцати офицеров. В Джурджу на борт будут приняты гитлеровцы. Как вы и догадываетесь, на нашу землю они сойдут в форме болгарских солдат... Да, это был на редкость подлый план. И вдобавок ко всему - оскорбительный... Уже было известно, что министр-председатель Богдан Филов собирается на переговоры в Вену, чтобы формально, открыто прикрепить Болгарию к пресловутой оси Берлин - Рим - Токио. Новые сведения показывали, что события на Балканах бурно развиваются и что гитлеровские аппетиты не ограничатся Болгарией. Иван Петрович встал, обнял в темноте своего товарища по общей борьбе - большого болгарского патриота и верного друга Советской страны. Тан они постояли с полминуты, держа друг друга в крепких объятиях.

- Берегите себя, дорогой друг, - сказал Иван Петрович, стиснув его руку. - Вашу информацию я немедленно доложу Центру. Нет, нет, не провожайте меня...

Риск оправдывается

Между тем жизнь в Софии шла своим чередом. Ничто, казалось бы, не предвещало тех опасных перемен, которые вот-вот должны были случиться. Проходя мимо переполненных кафе, где жители Софии медленно потягивали вино, часами вели неторопливые беседы, Иван Петрович иногда завидовал им: он бы тоже был не прочь часок-другой провести в сладком неведении и покое. Но увы - до покоя было еще так далеко! Получив его важнейшую информацию, Центр предложил ему заняться доктором Делиусом и его бюро: было ясно, что там находится мозговой центр гитлеровской разведки в Софии и нет такой фашистской операции на Балканах, которая могла бы миновать его. Заняться Делиусом... Но как подступиться к нему, к этому многоликому человеку, сменившему уже четвертое имя, но никогда не действовавшему публично под собственным именем - Отто Вагнер? В разных странах Европы этого матерого разведчика знали то как Брея, то как доктора Куно, то просто как господина Кара. Теперь он опять стал «доктором», прикрывшись фирмой торгового атташе при германском посольстве в Софии. Видимо, развитие коммерческих операций между Болгарией и Германией приняло такой оборот, что для размещения экономических и технических немецких советников понадобилось отдельное здание на бульваре патриарха Евтимия, № 57. На самом же деле там разместился огромный штат кадровых разведчиков гитлеровского Абвера. Ивану Петровичу удалось раздобыть список сотрудников бюро доктора Делиуса. Скоро Иван Петрович знал этот список наизусть. Среди сотрудников таинственного бюро было несколько болгар. Естественно, на болгар можно было рассчитывать скорее, чем на немцев. о что собой представляют они? Чтобы получить даже самые скудные сведения о делиусовских сотрудниках, требовались огромные усилия, сопряженные с немалым риском. Иван Петрович часто проходил по бульвару патриарха Евтимия, незаметно вглядываясь в непроницаемые окна делиусовеного особняка. Как проникнуть за его массивные засовы? Сведения о болгарских сотрудниках абверовского резидента были весьма неутешительны. Почти все они происходили из профашистских семей. Только вот - Елена Данева. Ее дед и отец когда-то боролись за освобождение Болгарии от чужеземного ига. Неужели от своих родителей она не унаследовала любви к своему отечеству, неужели ей совсем безразлична судьба родного народа? Собственно, эти «неужели» и были тем единственным доводом, который заставил Ивана Петровича остановить свой выбор на Елене Даневой. Еще он знал, что живет она замкнуто, сторонясь знакомств и компании. «Будь что будет», - решил Иван Петрович. Ждать больше было нельзя. Риск велик, но бездействие еще опаснее... За несколько минут до полудня он сел на скамейку в садике при церкви святого Георгия и стал незаметно наблюдать за выходом из здания, которое уже столько времени привлекало его внимание. Прошло минут двадцать томительного ожидания; и вот из дверей особняка вышла молодая, стройная женщина в довольно скромном, но элегантном синем пальто и, свернув налево, не спеша пошла по тротуару. Иван Петрович, бросив быстрый взгляд на часы, шумно вздохнул - ох, засиделся (на случай, если кто-нибудь следил за ним) - и встал. Он пересек улицу и, смешавшись с толпой, легко нагнал женщину, на которую возлагал столько надежд. Пережидая, пока пройдет трамвай, она остановилась на перекрестие, совсем близко от него, и он успел мельком увидеть ее синие глаза, родинку на левой щеке... Чем обернется попытка познакомиться прямо на улице? И не только познакомиться, но и привлечь ее для работы?.. Кто мог ответить на эти вопросы? Кто мог гарантировать успех? В любую минуту можно было совершить непоправимую ошибку. И если бы это угрожало только его жизни!... Но, с другой стороны, бездействие уж заведомо ни к чему привести не может. Как, однако, ему познакомиться с ней? Ведь он не мальчишка, чтобы просто так заговорить на улице с незнакомой девушкой. Да и она не девчонка. Отошьет - и баста! И вдруг он вспомнил, что у болгар есть примета: приставшая к одежде белая нитка означает, что предстоит встреча с любимым человеком. Удачный ли это предлог - раздумывать было поздно. Какой-никакой, а все же предлог...

- Позвольте мне, госпожа, освободить вас от этой улики, - непринужденно проговорил Иван Петрович и показал нитку, которую он будто бы только что снял с пальто женщины, шедшей впереди него.

- Благодарю вас, - холодно отмахнулась она, не замедляя шага. По ее лицу было видно, что любезность незнакомого господина ей неприятна. Вряд ли она догадывалась, что никакой нитки на пальто не было и что Иван Петрович в поисках предлога для знакомства только что незаметно оторвал пришитую белой ниткой пуговицу от своей рубашки. С видом заправского донжуана Иван Петрович зашагал рядом с ней в ногу. Неудача не обескуражила его.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены