С точки зрения Уитмена

Владимир Кунин| опубликовано в номере №974, декабрь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы недавно новую квартиру получили. Такая очень миленькая квартирка. На месте нашего старого дома решили сделать площадь, и нас всех переселили к черту на кулички. Дали двухкомнатную. Папа ходил к каким-то жилначальникам, хотел попросить трехкомнатную. Мол, нас четверо и все взрослые. А вдруг, дескать, сын (это я) женится? Или дочь (это Вика, моя сестра) замуж выйдет? Но, честно говоря, получение двухкомнатной квартиры тоже было равносильно подвигу. При папином умении просить нас должны были переселить в одноместную палатку. Это сказала тетя Вера. Сестра папы. Счастье, что Вики не было дома. Мы не очень-то приветствуем скепсис по отношению к нашим родителям. В нас самих этого скепсиса достаточно. Семья наша образцово-показательная. По таким семьям должны рыдать начинающие журналисты. Папа работает старшим инженером в одном НИИ, мама - врач «неотложки», Вика в прошлом году завалила вступительные на мехмат и теперь за пятьдесят пять рэ добывает рабочий стаж в папином институте. А я член бюро филфака. Представляете себе? Полная бесконфликтность и дедраматизация, которая изредка нарушается приходом тети Веры или какими-нибудь штучками Вики. Мы уже целый месяц с Викулей вместо зарядки танцуем твист. Папа и мама не танцуют. Папа морщится, а мама считает, что мы можем делать все что угодно, лишь бы были сыты и здоровы. У нас мама вообще душечка. Вика откуда-то притащила две «штатовские» пластинки, и теперь у нас по утрам гремит такой твистяра, что просто можно сойти с ума. Викуля надевает мою старую баскетбольную майку с номером на спине, сует ноги в тапочки и прямо в коротких пижамных шортах начинает танцевать твист. Танцует она здорово. И я танцую, но хуже. Я, наверное, слишком серьезно это делаю, а Викуха может одновременно танцевать как зверь да еще и трепаться без передышки. У нее действительно сумасшедшая техника твиста! И дыхание, как у марафонца. И вообще в тот день было прекрасное воскресное утро. Накануне, еще в пятницу, мы договорились с тетей Верой поехать за город к каким-то ее знакомым. А с утра мы танцевали твист. Викуха танцует и треплется, треплется... А про что она треплется, я никак в толк не возьму: спать хочется. Но мужественно пляшу. Полпластинки проплясал и только тогда стал понимать, о чем она болтает.

- ... А он на меня смотрит и смотрит... Причем учти, парень - блеск, смесь Жана Марэ с этим... Ну, как его?.. Ну, который «Мичман Панин», «Дело было в Пенькове»...

- Тихонов? - догадался я.

- Точно! Я, конечно, делаю вид, что мне все это до лампочки, а он за мной. Я уж нарочно раза три в магазины заскакивала. Покручусь, покручусь и выйду... Стоит, пупсик, ждет. Димка, переноси вес больше на левую ногу и не крути так задом! Это неэстетично...

- Попробуй потвистуй в маминых шлепанцах, - сказал я. - Тоже мне эстетка! Дальше можешь не рассказывать, я все знаю: он подошел к тебе, и твоя маленькая ладонь оказалась в его больших и сильных руках...

- Фиг вам... - презрительно сказала Вика и показала мне потрясающий поворот с наклоном назад.

- Как?! - завопил я. - Этот трусишка даже не заговорил с тобой? О несчастная сестра моя!...

- Заговорил, заговорил... Успокойся. Заговорил, и даже очень мило. Знаешь, таким дрожащим от волнения голосом...

- Ну? Левый мамин шлепанец слетел с моей ноги и исчез под тахтой. Пришлось лезть доставать.

- Что, «ну»? - ответила Вика. - Я взяла себя в руки и так спокойненько, спокойненько говорю ледяным тоном: «Я на улице не знакомлюсь». Ну, думаю, сейчас начнет крутить, что он меня уже где-то видел или еще что-нибудь... Нет, смотрю, покраснел, извинился и отошел. Я вылез из-под тахты, но танцевать мне чего-то расхотелось.

- М-да... - сказал я. - Все-таки ты фантастическая дуреха... И откуда в тебе это? Но тут открылась дверь, и к нам в комнату вошел папа. Он только что вернулся из магазина, и в руках у него была хозяйственная сумка с молоком, хлебом и помидорами. Папа молча подошел к проигрывателю и снял адаптер с пластинки. И Вика перестала крутить твист.

- С минуты на минуту должна прийти тетя Вера, - сказал папа, - а вы, неумытые, отплясываете в непотребном виде. Марш в ванную! И я направился к двери.

- Да, Димка! А почему Вика «дуреха», да еще и «фантастическая»? - спросил папа. Я пожал плечами. Не буду же я все объяснять папе. А Вика тут же засуетилась:

- Ох, папуля, я сама ничего не понимаю! Я ему рассказала, как ко мне вчера на улице пристал один парень и я его отшила.

- Пристал?! - возмутился я. И мне так захотелось ей врезать! Так захотелось! И как назло вошла мама.

- Ну, не пристал... Попросил разрешения познакомиться, а я ему сказала, что я на улице не знакомлюсь. Вот и все!

- Умница! - гордо улыбнулась мама. - И совершенно правильно... Я даже захлебнулся от злости.

- И ты, Брут! К ней подошел симпатичный парнишка и дрожащим голосом... - Я повернулся к Вике: - Ты же сама говорила, что у него дрожал голос! - Теперь я шагнул к маме: - И попросил, слышишь, попросил разрешения с ней познакомиться! А что она ему ответила?!. Мама улыбнулась мне, как пятилетнему, сказавшему веселую глупость, и поцеловала меня в щеку. Я вырвался.

- Димочка! - сказала мама. - Я не понимаю, почему ты кипятишься? Викочка же права. Знакомиться на улицах неприлично!

- Что за чушь? - удивился папа. - Какая разница, где это происходит? Вы обе что-то путаете...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Бомбы, пещеры, люди

Репортаж из осажденных районов Лаоса