Сменщицы

М Красноставский| опубликовано в номере №275, Ноябрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

Их принимают за сестер. Многие письма, которые им пишут, с кратким адресом: город Вичуга, сестрам Дусе и Марусе Виноградовым. И письма доходят.

Летчики, металлурги, инженеры, пограничники, колхозники радуются большой их победе. Они не сестры, но работа, но твердое решение двух сменщиц на деле далеко перешагнуть, казалось, незыблемые, освещенные теорией, обоснованные учебниками нормы сблизило их.

Работе на 144 станках предшествовало освоение 70, 90, 100 автоматических ткацких станков.

В те дни решение девушек испугало некоторых старых ткачих. Они были недовольны двумя девушками, которые, по их мнению, не видели жизни, а берутся за дела, которые «ни к чему хорошему не приведут».

Одна старая работница подошла к Дусе и соболезнующе начала подвывать:

- Как ты похудела да побледнела, разве тебе жизни не жаль?..

Дуся знала: на издевку надо ответить самым спокойным и безразличным голосом:

- Полно, все время такой была, не убыла и не прибавила.

Зал, в котором работали девушки, всегда блистал чистотой, но после того, как они уплотнили рабочий день, по чьему-то наущенью зал перестали убирать. Им приходилось подбирать платья, потому что в помещении было очень грязно.

Безликий враг пакостил, мешал. Но подходили к ним другие старухи, товарки и друзья, подбадривали, хвалили.

Потом пришло письмо от наркома легкой промышленности товарища Любимова, который пожелал двум сменщицам добиться мирового рекорда. Письмо попало в самую точку. Девушки давно мечтали о переходе на большее число станков. Посоветовались со своими помощниками мастеров, те поддержали их: - Работайте, не робейте.

К числу маловеров принадлежала часть ткачих, молодость которых была высосана этой фабрикой, когда она еще принадлежала заводчику Коновалову. В них жил давний страх перед всяким новшеством.

Но опасения этой группки работниц были развеяны не только высокой выработкой, не только горячей поддержкой всей фабрикой славного почина, но и тем, что девчата, уплотнившие свои рабочие часы, как ни в чем не бывало после работы занимались другими делами.

Маруся, выбранная народным заседателем, уходила на судебное заседание. Она сидела по левую сторону судьи и внимательно всматривалась в людей, сидящих на скамье подсудимых. Всегда «в себе», всегда сосредоточенная, она испытующе смотрела в глаза преступникам, обворовавшим кооператив фабрики.

Тоненькая улыбающаяся Дуся, полная противоположность своей «коренной подруге» Марии, после работы спешит в свой пионерский отряд. От шума и веселой суетни тридцати семи ребят она устает, но от работы... Дуся смеется:

- Да поймите же, дорогие товарищи (на Десятках собраний Виноградовы рассказывали о своей работе как о самом привычном, мы просто перестали суетиться, стали работать по твердому маршруту.

Станки, на которых работают девушки, занимают огромное пространство. Широкие занавесы на окнах оберегают от солнца влагу, столь необходимую для основы. Влага уйдет - основа рвется, останавливаются станки.

У девушек зоркие глаза. Они ловят на лету пушинки, могущие загрязнить нить.

У девушек чуткий слух. Они улавливают перебои в гуле станков.

Маршрут начинается после включения всех станков. Когда все стайки пущены, сменщица начинает подходить по очереди к каждому.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены