Сильнее смерти

П Капица| опубликовано в номере №361, Июнь 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дул сильный ветер. Море с каждым часом становилось все более пенистым и хмурым. Уже темнело, а «морским охотникам» предстоял еще далекий путь. Катера спешили. Ревя моторами, как самолеты, идущие на бреющем полете, они мчались полным ходом по заливу.

Район, куда направлялись «морские охотники», был одним из опаснейших. На каждом шагу здесь были расставлены мины. Враг обстреливал этот участок из тяжелых береговых батарей.

На мостике заднего катера стояли в шлемах и капковых бушлатах командир «морского охотника» Власов, его помощник молодой лейтенант Творогов, исполнявший обязанности штурмана, рулевой Пантелеев и сигнальщик Чередниченко.

Вглядываясь в сгущавшуюся темноту, рулевой с трудом держал катер в кильватер идущего впереди корабля. Вот уже пройден один поворот, второй, третий... Лейтенант Творогов докладывает, что через пять минут они будут у линии дозора. В ответ он слышит заглушаемый ветром голос командира:

- Держать кильватер!

Творогов подносит к глазам бинокль и с левого крыла мостика вглядывается в бушующую мглу, стараясь разглядеть далеко ушедший головной катер. «Высокая сегодня волна, - думает про себя лейтенант, - такая оголит любую мину. Влетишь в провал - и... малая осадка не спасет!»

И сразу, точно в ответ на свои мысли, он ощущает резкий толчок, слышит глухой, сильный взрыв под кормой. Огромный столб воды, пронизанный фиолетовым пламенем, обрушивается на командирский мостик. Творогов инстинктивно вбирает голову в плечи и хватается за поручни...

На миг становится невероятно темно и тихо. Потом тягостную тишину нарушает громкая пальба крупнокалиберного пулемета. «Почему он стреляет без комендора? - не может понять лейтенант. - Впрочем, пулемет ведь все время был на «товсь», наверное, нажало чем - нибудь гашетку».

А оживший пулемет, точно решив самостоятельно отбиваться от невидимого врага, продолжал выпускать в ночь длинную струю зеленых и красных трассирующих пуль. И некому было его остановить. Почти вся корма, начиная от левого крыла мостика до правой пулеметной тумбы, оказалась оторванной.

Лейтенант ощупал себя: «Цел!» Посмотрел по сторонам: «Никого!» Только откуда - то снизу, из бушующей воды, звали на помощь и глухо доносился голос командира. Трудно было понять, о чем он кричит. Творогов лишь уловил обрывок фразы: «...задраить горловины...»

Надо было спасать катер, людей, действовать быстро и решительно. А Творогов все еще не мог примириться с мыслью, что катер подорвался и тонет. Но, увидев одного из краснофлотцев, готового прыгнуть за борт, он вдруг понял, что все обязанности командира лежат теперь на нем. Он приложил руки рупором ко рту и крикнул:

- В воду не бросаться! Всем на правый борт!

И сам удивился, что голос его не дрогнул, а был громким и решительным. Властность его тона почувствовал и краснофлотец. Он по привычке вытянулся и машинально ответил:

- Есть не бросаться!

На носу катера начали собираться оставшиеся, люди. Лейтенант, сойдя с мостика, пересчитал их и приказал всем осмотреться, задраить переборки и горловины.

Командир катера лейтенант Власов от сильного толчка при взрыве вылетел за борт. На миг он потерял сознание, но холодная вода, клещами охватившая тело, быстро привела его в чувство.

Волной и ветром относило его в сторону. Он напрягал силы, старался держаться у катера и продолжал выкрикивать свои приказания. На какой - то момент он увидел над водой голову моториста Мельникова.

- Держитесь! - приказал Власов. Работая ногами и загребая правой рукой, он поспешил на помощь мотористу.

Тот еще издали начал докладывать громким, но виноватым и прерывистым голосом.

- Товарищ... нант... - улавливал Власов, - перебило... авую руку... обожгло глаз…

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены