Сила жизни

Н Флёров| опубликовано в номере №599, Май 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Характерная черта творчества Владимира Замятина - близость к жизни, к своему родному селу. Это ощутимо проявляется уже в первой поэме. «Весна землеробов», в центре которой борьба двух влияний. двух характеров, борьба с пережитками капитализма в сознании людей.

Владимир Замятин был одним из тех поэтов, которые правдиво рассказали о послевоенном селе. В образах Павла Громова, Фрола Седого Замятин показал передовых людей. поднимавших колхозное хозяйство в годы первой послевоенной пятилетки. Он очень метко нарисовал портрет бывшего фронтовика, а ныне лодыря Василия Быкова, о котором происходит в поэме такой разговор:

Стал другим он на чужбине. Земляка в нём не узнать. Он избу решил отныне Только «виллой» называть...

Коллектив во главе с Павлом Громовым перевоспитывает Василия Быкова.

Драматизм достигает особого напряжения, когда Павел Громов принимает руководство быковской бригадой. Но это не надолго: ровно на столько, сколько времени нужно. чтобы Василий окончательно понял все свои заблуждения. В борьбе побеждает новое, передовое. В тихую весеннюю ночь все трое - Василий. Павел и Фрол -смотрят на звёздное небо, и автор передаёт их мысли:

Знать, богаты будем хлебом - Нашим, русским, золотым.

Если нынче даже небо Полем кажется сплошным. Всё засеяно пшеницей, И с далёкой вышины Звёзд пшеничные крупицы Освещают путь весны.

... Вот новая весна, весна Насти Ильиных из поэмы «Родное село». Перед нами жизнь во всей её правде и закономерности. Герои этой поэмы - новаторы сельского хозяйства. Залечены раны войны. Василий, Павел и Фрол, знакомые нам по первой поэме, встретили уже три весны землеробов, и, может быть, это в их краях и рождается начинание Насти Ильиных - мастера высоких урожаев. Герои "Зелёного заслона», третьей поэмы В. Замятина, - люди тех же краёв - становятся пионерами в выполнении великого сталинского плана лесонасаждений.

Так создаётся эта необычная поэтическая трилогия. Необычная потому, что в ней нет сюжетного единства и единства героев, но, по существу, это трилогия, потому что все три поэмы показывают в развитии - от одной поэмы к другой - тему становления послевоенной советской деревни.

Поэма Владимира Замятина «Зеленый заслон» явилась, безусловно, самым ценным его произведением, самым совершенным по форме, самым значительным по содержанию. Она удостоена Сталинской премии. Если в «Весне землеробов» нетрудно заметить, что почерк поэта не совсем самостоятелен, если самостоятельность эта только начинает проявляться в следующей поэме, «Родной дом», то в «Зелёном заслоне» ярко выразилась поэтическая индивидуальность автора. В этой поэме много по-настоящему увиденного, поэтически осмысленного.

Можно было бы выписать целые строфы, поэтические фразы, говорящие о зрелости, о мастерстве поэта. Тут и стекольщики, вставляющие в рамы «квадраты неба», и ростки, которые, «как клювики птенцов, торчат из желудей», и семена пирамидальных тополей, слетающие, словно птенцы в гнёздышки. чтобы вспорхнуть затем, взмахнув зелёными крыльями, тут и скворец, катающий «песенку в зобу», и многое другое.

Поэма «Зелёный заслон» далеко уходит за рамки простого конфликта: она шире, значительнее. Она позволяет поэту сделать обобщения в масштабах страны, когда он говорит о рассвете над зелёным звеном, как о рассвете грядущего, когда он видит, как над картон Родины склонился вождь:

И наше мирное село Он в этот час нашёл. Под ним зелёную черту Провёл карандашом.

В «Зелёном заслоне» Владимир Замятин продолжил свою творческую линию. Не в отрыве от жизни трудятся и творят его герои. Это живые люди, друзья поэта, люди нового времени. Мы встречаемся с ними в колхозе, мы узнаём о них из газетных очерков, мы читаем их фамилии в указах о присвоении звания Героя Социалистического Труда. Вместе с поэтом мы узнаём не только их настоящее, но как бы провидим и их будущее. Вместе с поэтом и его героями переживаем мы все невзгоды, обрушившиеся на молодые зелёные побеги. Да и можно ли не переживать? Ведь даже и для того, кто никогда не занимался посадками леса, зрима и ощутима картина:

Бело за дальним частоколом - Вело, куда ни кинешь взгляд. В степи бушующей и голой, Как дети, саженцы стоят - Как будто в чём-то провинились И убежали из села. Они, казалось, заблудились, Сюда метель их завела. Селяне рядом с ними встали. Не только час был дорог - миг! Своим дыханьем согревали, Руками отепляли их.

Через все препятствия - а их было много - Андрей Орлов со своими товарищами пришёл к своей ещё довоенной мечте - о лесонасаждениях. Вот уже шелестит молодой лес светло-зелёными клейкими листочками. Образ шагающего по стране мая, несущего зелень и песни. как бы олицетворяет собою обновление полей, победу молодости и весны. И потому с полным правом, обращаясь к своим молодым товарищам, поэт говорит, завершая поэму:

Пусть много лет пройдёт. И всё же!

Мы не умрём, ровесники! Мы встретим тут на нас похожих, И нас прославят песнями. В делах потомков жить мы будем, Труды не знают тления. Нас будут видеть.

слышать люди, Придут к нам поколения. И запоёт в листве не ветер, - Пускай пройдёт столетие, - Мы говорком листвы их встретим: То голос наш бессмертие.

Голос поэта живёт среди десятков других голосов. Живут герои его поэм - люди настоящего и будущего.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены