Рудные миллионы

опубликовано в номере №826, октябрь 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шесть лет назад здесь не было ничего: ни людей, ни громадных котлованов, ни мачт высоковольтной линии, подошедших вплотную к карьерам. Не гудели машины. Не грохотали экскаваторы. Не взлетала в воздух взорванная зарядом земля... Веками лежала здесь ровная безбрежная степь, поросшая чахлой и жесткой полынью. И никто не знал, какое несметное сокровище упрятала в этой степи скупая хозяйка природа. Первым это богатство обнаружил Михаил Сургутанов - не ученый, не исследователь земных недр, а обыкновенный летчик. Он вел самолет над степью и обратил внимание на странное, просто невероятное поведение компасной стрелки. Она металась так, как если бы на нее действовало сильнейшее магнитное поле. И летчик сделал точное предположение: в земле должна быть железная руда. Потом сюда пришли геологи. Они подняли над безмолвной степью самые первые сооружения-буровые вышки... Сейчас здесь два громадных котлована, два рудника: Соколовский и Сарбайский, а километрах в десяти от них, ближе к Кустанаю, раскинулся прекрасный город - город молодых энтузиастов и патриотов.... Мы объезжаем Сарбайский рудник и по широкому уступу спускаемся к площадке, где работает четырехкубовой экскаватор № 136. Вступила в строй только часть рудника, на широком пространстве еще ведутся вскрышные работы, и «сто тридцать шестой» вместе с добрым десятком собратьев выбирает грунт и грузит его в самосвалы - четырехтонные «МАЗы», которых здесь называют «маленькими», или в десятитонные, вместительные «ярославцы». Геннадий Гудков, машинист экскаватора, узнав, кто мы такие, откуда и куда летим, зовет нас в кабину. Он очень сожалеет, что нам не удастся встретиться с бригадиром Леонидом Филатовым.

- Уехал в отпуск, - поясняет Геннадий. - А с ним вам интересно было бы поговорить. Он тут с первых дней...

- А вы?

- С пятьдесят шестого. Работал вначале на Соколовском, потом сюда перешел. А на этом четырехкубовом - шестой месяц. Его только в марте поставили. Тогда и организовали нашу комсомольско-молодежную бригаду.

- Много кубометров вынули?

- Тысяч семьсот... Да, семьсот

- Значит, к концу года будет миллион? Геннадий пожимает плечами... Самосвалы подходят редко. Иногда пауза в работе экскаватора достигает пяти-шести минут.

- Вот что нас режет - транспорт, - говорит Геннадий и включает радиосвязь. - Диспетчер, я «сто тридцать шестой»! Сколько сегодня «маленьких»?

- Пять, - слышим мы голос диспетчера.

- У меня пока только три.

- Должны подойти.

- А «ЯАЗов»?

- «ЯАЗов» три.

- Немного... - Геннадий щелкает рычажком и, махнув рукой, говорит: - Если бы побольше машин! Собственно, машины есть, да они стоят в гараже: резины нет... Но миллион мы дадим, я думаю... Мы не погрешим против истины, если скажем, что миллион становится на комбинате привычной мерой. Да, счет идет на миллионы. В минувшем году экипажи четырех экскаваторов стали «миллионерами» - вынули на вскрышных работах более чем по миллиону «кубиков». Эти экипажи возглавляли А. Алексеев, Л. Тюнегин, А. Панфилов и А. Гаев. В нынешнем году «миллионеров» будет больше - их число, говорят, удвоится... Надеется стать «миллионером» и экипаж Леонида Филатова. Сарбайский и Соколовский рудники уже дают руду: каждый немного больше миллиона тонн в год. Но это - самое начало. В конце семилетки горняки, возможно, скажут: «Маловато брали...». Потому что к тому времени мощность комбината вырастет до 26 500 тысяч тонн сырой руды в год! Да что к тому времени! Уже в будущем, шестьдесят втором году она втрое превысит нынешнюю. На выезде из котлована мы «голосуем». Двадцатипятитонный самосвал отворачивает к обочине дороги и затормаживает.

- До диспетчерской подвезете?

- Пожалуйста! - Молодой паренек-водитель распахивает дверцу. - Места хватит! Мы взбираемся в кабину и располагаемся на сиденье, как на тахте. До диспетчерской - километра полтора. Над дорогой не оседает пыль: навстречу нам идут и идут машины. Из кабины двадцатипятитонного все они кажутся микролитражками. Водитель словно угадывает наши мысли:

- Ну, этот - флагман!

- Давно на флагмане?

- Не-ет, полгода. Минуту-другую водитель молчит, глядя на дорогу, а потом чуть поворачивает к нам свое обветренное лицо и улыбается:

- А вот мой напарник познакомился с ним еще в Москве...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Тепло твоей души

Заметки секретаря райкома комсомола