Родная семья

Серафим Северняк| опубликовано в номере №608, Сентябрь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Над заметённый снегов большаком, над прогнувшимися под тяжестью снежного убора ветвями деревьев и поникшими кустами, над необъятным простором заснеженных полей струится нежный голубоватый свет. Далеко впереди, где дорога опускается в долину, вьются тонкие дымки. Там село.

По дороге идёт Филипп, пятнадцатилетний подросток. Он одет в новую ученическую шинель с большими блестящими пуговицами. На голове у «его фуражка с лакированным козырьком, из-под которого сверкают чёрные живые глаза. Смуглое лицо его раскраснелось на морозе. В одной руке он держит небольшой зелёный сундучок, в другой - белую чертёжную доску с кожаной ручкой. Филипп проваливается в сугроб, затем благополучно вылезает и продолжает свой путь. Село уже близко.

Уже два часа прошло с тех пор, как Филипп сошёл с поезда и зашагал через пустынное снежное поле по дороге, ведущей на Липен. О чём же он думает? О дневнике с отметками, который он положил во внутренний карман шинели, о весёлой новогодней ночи, проведённой в общежитии, о шумном вокзале в Русе, по которому он в замешательстве бегал, спрашивая у каждого встречного железнодорожника:

- Когда отправляется поезд, на Балканы?

Но теперь, когда до села уже рукой подать, в голову мальчика закрадывается тоскливая мысль: а к кому он, собственно. едет? В чью дверь постучится? Где поставит свой зелёный сундучок и чертёжную доску? Кто его примет, как родного?

... Не так много времени прошло с тех пор, как Филипп в рубашонке и коротких рваных штанишках бегал но деревенским улицам, а ребята гнались за ним и дразнили его:

- Цыганёнок, цыганёнок!...

Тогда он был только Филипп Цыганенок. Мать его умерла, когда он был ещё очень мал, и мальчик совсем не помнил её, отец уехал куда-то в Тырново. Мальчик остался один. Ему удалось устроиться на работу в кузницу. В кузнице поставили для него койку, мастер принёс ему из дому пёстрое одеяло, и для Филиппа началась новая жизнь. С утра до вечера он раздувал горн. Когда он глядел на яркое пламя, на раскалённые добела куски металла, снопы искр, разлетавшихся в воздухе, ему хотелось схватить молот и клещи и ковать и резать металл точно так же, как это делал мастер Нено, нанизывать на проволоку мотыги, топоры, плуги, подковы, и чтобы все знали, что это сделал он, Филипп.

Дядюшка Нено любил ему рассказывать:

- Твой покойный дед, Филипп, считался самым лучшим кузнецом в округе. Он был самоучкой и не имел патента, но все бегали к нему с заказами. Я часто ходил к нему, чтобы полюбоваться его искусством. Не работал старый Филипп- рисовал! Его свёрла были лучше фабричных. Тонкая работа. Он даже иглы выковывал-настоящие английские иглы!... А если ты будешь слушаться меня и учиться, станешь таким же мастером. У тебя талант в крови».

Сперва Филипп, слушая мастера, только широко раскрывал глаза. Ему всё казалось, что дядюшка Нено шутит с ним. Он не мог поверить тому, чтобы старый цыган делал иголки, которые нипочём не отличишь от фабричных. Вечером он, лёжа в постели и завернувшись с головой в одеяло, мечтал. В своих мечтах он видел, что стал уже большим мастером, лучше деда. Он научился делать иголки, тоненькие, блестящие иголки, все его хвалят, начисляют ему трудодни-

Мальчик полюбил своё ремесло и делал в нём большие успехи. Кузнец стал доверять ему сложные работы, гордясь тем, что сумел выучить его за такой короткий срок. Вечерами, когда члены трудового земледельческого кооператива собирались в конторе, старик говорил:

- Из Филиппа выйдет толк! Он всё схватывает на лету! В крови у него талант...

Однажды в кузницу пришёл из МТС тракторист, пахавший землю в липен оком ТКЗХ. Дядюшки Нено не было, он уехал в город за материалами, и тракторист поэтому обратился к Филиппу:

- Послушай-ка, паренёк, не соорудишь ли ты для меня железную раму? Я хочу соединить вместе два плуга, трактор здоровый – вытянет.

- Изготовить можно, но сейчас мастера нет, уехал.

- А ты-то зачем здесь сидишь? Только горн раздувать умеешь?

Филипп покраснел. Он посмотрел на недовольного тракториста, подумал и сказал:

- Что ж, давай попробую.

- Ну, вот это другой разговор! Я тебе помогу, вдвоём мы как-нибудь управимся.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены