Прасковья Степановна

Т Булавин| опубликовано в номере №326, Февраль 1940
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Какая из меня нянька? Я плохая нянька. Не смогла уберечь ребеночка.

- Пива хочешь? - спросил вдруг парень серьезно. - Угощу.

- Я в няньки не гожусь. Конченное дело. Парень взял щепотку соли, положил ее на край кружки и, прикоснувшись к этому месту губами, допил пиво.

- Еще? - спросила женщина.

Она не хотела, чтобы он уходил. Он хорошо ее слушал и отвечал, и глаза его теперь не были такими наглыми.

- Кружку и бутерброд, - приказал парень. - С колбасой.

Когда перед ним поставили пиво, он сказал: - Уходим послезавтра в Марсель. Хочешь, я тебе, мамаша, привезу передник с кружевами, как там носят барышни в пивных?

- Да ну тебя, - кокетливо сказала Прасковья Степановна.

- Из Марселя, может быть, зайдем в Гавр за углем, а там... - парень махнул рукой.

Лицо у него теперь было такое же оживленное, как в тот вечер.

Прасковья Степановна отошла к столику с солонками. Холодная белизна сухой соли, мертвый блеск ее были неприятны Прасковье Степановне. Она вспомнила, что утром по пути на работу видела на витрине молочного магазина много бутылок с солью. Соль насыпали в них вместо молока для выставки. А сиделка из больницы говорила, что мальчику, такому маленькому, летом только и нужно материнское молоко. Прасковья Степановна затрясла головой в ответ своим мыслям и стала говорить вслух. Она говорила вслух не для этого парня и уж, конечно, не для заведующего. Она говорила потому, что иначе не могла.

- Да, милые, да, - шептали ее губы. - Ничего без этого не получится.

Парень поднял к ней свое загорелое лило и спросил:

- Чего ты, мать, шепчешь? - ему тоже хотелось поговорить.

Она пересела на другой стул, ближе к парию, наклонилась и быстро заговорила. Она торопилась. Она сказала, что взяла у зятя его маленького сына, привязалась к этому мальчику: вся жизнь в нем. Она рассказала моряку про соседку из седьмого номера и что мальчика из - за нее увезли в больницу.

А потом Прасковья Степановна высказала свое твердое убеждение, что если мальчик не получит материнского молока, то он уж наверное не выживет.

Прасковья Степановна стояла перед парнем и негромко, но убежденно говорила слово за словом: она как бы оправдывалась перед мужчиной, который тоже, может быть, отец ребенка:

- Ну, что я могу? Я ничего не могу. Нету такого молока в продаже. Я бы все отдала... Есть у меня золотой значок от мужа. Он на гонках получил. Я бы и этот значок продала.

Парень смотрел на Прасковью Степановну и время от времени прикасался к кружке губами. С беспокойством замечала она, как уменьшалось пиво н кружке. Парень сейчас встанет и уйдет.

- Может, еще кружечку?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены