Слепые прозревают

Ф Кандыба| опубликовано в номере №326, Февраль 1940
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрывок из романа «Гроздья гнева»

Это было три года назад...Боец республиканской армии Виктор Насос потерял зрение при обороне Мадрида. Он был ранен в голову осколком снаряда. Из госпиталя он вышел инвалидом. Один его зрачок был затянут катарактой. Виктору Пасосу пришлось расстаться с армией. Случилось так, что он попал в Одессу на пароходе, привезшем туда апельсины и лимоны. Виктор Пасос увидел берег страны, которую привык считать своей второй родиной. Русские друзья сказали Пасосу, что в Одессе есть человек, который может вылечить ему глаза, и тут же повели полуслепого испанского моряка на окраину города, в глазную клинику, к знаменитому одесскому врачу Филатову.

Испанец пошел с ними не потому, что верил в исцеление. Он много раз обращался к врачам, и все они в один голос заявляли, что дело его безнадежно. Но Пасосу неловко было отказать людям, окружившим его таким вниманием.

- Ладно, ложитесь в клинику, сделаем вам операцию, будете видеть! - оказал, закончив осмотр, Филатов.

Из Одессы Виктор Пасос уезжал бодрым и счастливым, полным жизни человеком. Академик Филатов вернул ему зрение.

Этот пример - лишь один из многих. В Одесской глазной клинике и Институте экспериментальной офтальмологии решаются судьбы сотен и тысяч ослепших и слепнущих людей, которым академик Владимир Петрович Филатов и его ученики возвращают зрение, жизнь, трудоспособность.

В поездах и на пароходах, идущих в Одессу, каждый день можно встретить больных, направляющихся к академику Филатову. Вот высокий красивый военный с забинтованной головой: он едет с дальневосточной границы; вот молодая мать, тревожно заглядывающая в помутневшие глаза своего ребенка; вот трогательно поддерживающие друг друга слепые муж и жена, едущие из далекого Урала; девочка - пионерка, никогда не видавшая своего красного пионерского галстука; донецкий шахтер с лицом, обожженным во время взрыва в шахте...

Одесситы научились узнавать этих людей с первого взгляда и без расспросов сами усаживают их в трамвай, идущий на Красную слободку, где помещаются клиники знаменитого академика.

Греческий философ и ученый Демокрит был, кажется, единственным, кто добровольно ослепил себя. Он полагал, что слепые лучше мыслят. Нет для человека большего горя чем слепота. Можно ли судить строго шестнадцатилетнюю девочку - татарку Ольгу из Бахчисарая, которая писала академику Филатову, что она согласна «увидеть свет и тут же умереть». Умереть ей не пришлось. Академик Филатов сделал ей операцию, и Ольга благополучно здравствует и поныне.

А будь это десятком лет раньше, так бы и осталась Ольга слепой. Если случалось, что живое и эластичное наружное стеклышко человеческого глаза - роговица - мутнело, покрывалось бельмом и переставало пропускать свет, человек навсегда терял зрение.

Мысль о том, чтобы заменить больную, помутневшую роговицу новой, здоровой, возникла давно. Впервые пересадку роговицы у кролика сделал доктор Ризенгер еще в 1818 году. Лет 50 назад такие операции пытались делать и на людях, но они редко бывали удачными. У врачей не было материала для замены больной роговицы.

Ведь для этого всякий раз нужен был живой человеческий глаз, только что удаленный почему - либо у другого больного. Из такого глаза спешно, пока он еще не остыл, вырезали кусок роговицы, чтобы тут же, как можно скорее пересадить этот кусок в отверстие, сделанное в бельме. Считалось, что только в этом случае он сможет прирасти и остаться прозрачным.

Академик Владимир Петрович Филатов пришел к мысли, что нет необходимости дожидаться случая, когда надо удалять глаз у живого человека: можно взять глаз у только что умершего.

Оказалось, что роговица с мертвого глаза прирастает к живому даже лучше роговицы с живого. Роговицу можно даже несколько дней сохранять на холоде. Мало того, когда эта консервированная роговица прирастала, возвращая человеку зрение, оказалось, что остатки бельма часто начинали рассасываться, и больной глаз выздоравливал окончательно.

Происходила поистине чудесная вещь: мертвый глаз давал новую жизненную силу живому глазу и помогал ему бороться с болезнью.

Теперь в клинике Филатова пересаживают мельчайшие кусочки мертвой роговицы на воспаленные глаза больных уже не для того, чтобы заменить пораженный участок, а чтобы помочь больному глазу справиться со своей болезнью.

Мертвая кожа, хранящаяся на холоде, оказалась целебным средством для лечения живой, но больной ткани. С помощью пересадки мертвой кожи профессор Филатов лечит волчанку, туберкулез гортани, склеродермию, заживляет рубцы после ожогов... В этой коже образовались какие - то новые могущественные вещества, которые возбуждают деятельность живых клеток и ведут к выздоровлению.

Не следует думать, что академик Филатов пришел к этим выводам сразу. Чтобы преодолеть огромную силу инерции старых врачебных традиций, нужна была смелость подлинного революционера, понадобилось 40 лет напряженной исследовательской работы, нужно было создать собственную научную школу.

Теперь операции пересадки роговицы делаются в Одесском институте экспериментальной офтальмологии чуть ли не каждый день.

Больной лежит на операционном столе. Лицо под ярким светом ламп закрыто полотном. Видны только живые, страдающие, будто говорящие человеческие глаза. Операция продолжается всего 15 минут. Все приготовлено заранее, ни секунды не теряется даром. Уже принесен из комнатного ледника мертвый глаз в стеклянной баночке, с этого глаза уже срезана блестящая чешуйка, похожая на кусочек желатина или прозрачного ногтя.

Самая трудная и ответственная часть операции - прорезать окошечко в бельме так, чтобы не поранить хрусталик. Академик Филатов делает это ловко и быстро, без всякого видимого напряжения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте  о судьбе старшего сына Сталина Якова, о жизни и творчестве Даниила Хармса, о выдающемся  русском ученом Владимире Петровиче Демихове, об особняке в Ховрино, чрезвычайно похожем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло, беседу  с солисткой музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Дарьей Тереховой, новый детектив Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере