Потомок венецианского Дожа

И Саркизов-Серазини| опубликовано в номере №95, февраль 1928
  • В закладки
  • Вставить в блог

Продолжение

Содержание предыдущих глав. Врач приглашается к раненому при взятии Перекопа командиру матросского отряда - Труффину, который рассказывает ему свою историю. Желая поступить в русско - германскую войну во флот добровольцем, сын феодосийского рыбака Труффин попадает на шхуну «Ринальдо». Командир шхуны Вилла - ни - потомок венецианских дожей - бесшабашный моряк, авантюрист, занимается пиратством на Черном море, нападая на мирные турецкие суда. Экипаж шхуны вербовался из притонов Одессы, Севастополя и Батуми. На шхуне Труффин находит друзей - матроса Петина, механика Филипповн и кока Чиковани.

ВРЕМЯ на корабле шло чрезвычайно быстро и СКОРО. Уже десятая ночь спустилась над морем и над бежавшим к югу «Ринальдо». Еще днем скрылись из виду городки Кавказа.

Оголив мачты шхуны от парусов, чтобы не привлекать к ней внимание, шкипер направил ее к турецким берегам, скрываемым ночною мглою.

Ночью зловеще прозвучала команда бодрствующего капитана:

- Тихий ход!

- Есть тихий ход! - откликнулся механик.

- Право на борт! - продолжал командовать капитан.

- Есть право на борт! - отвечал рулевой.

К звукам капитанских приказаний присоединялись громкие окрики шкиперских помощников, ругань неугомонного боцмана, топот команды, в 13г такелажа...

«Ринальдо», сделав поворот под прямым углом, отклонился, а затем по звуку боцманского свистка на палубу начали выползать из кубрика вооруженные матросы с турецкими фесками на головах. Цапля внимательно осматривал пушку на юте, и то же самое делал Петин на баке. Несколько матросов тащили вдоль палубы два пулемета и маскировали их среди палубных предметов.

Все приготовления указывали на предстоящее сражение.

9. Нападение на турецкий караван

Всю ночь дрейфовала шхуна около турецких берегов и при первых признаках зари быстрым ходом направилась к небольшому турецкому городку Ризе. Неожиданно из - за мыса показался плывущий караван турецких судов, состоявший из десятка фелюг и огромной трехмачтовой барки.

Турки, увидев шхуну, повернули суда к берегу, но неподвижность «Ринальдо», турецкий флаг на гафеле, фески на головах матросов, глядевших из - за бортов шхуны, успокоили их, и барка, которая торопилась поставить паруса, спокойно легла в дрейф.

Я взглянул на капитана. Он стоял на юте надменно - спокойный, в малиновой феске и с биноклем в руках. Хищные глаза его выдавали внутреннюю радость и с трудом скрываемое возбуждение.

С турецкой барки, переполненной людьми, о чем – то спрашивали нас в огромный рупор. Гортанный крик гулко несся над морем. Точно в ответ ему, злорадно крикнул рулевому шкипер:

- Полный ход! Прямо держать!

- Есть прямо держать!

«Ринальдо» быстро понесся наперерез барке. Первый выстрел в толпу мирно беседовавших на палубе турок, уже спокойно следивших за движением нашей шхуны, был сделан капитаном. Тревожный крик «алла!» огласил воздух. Ошеломленные коварным нападением, турки поспешно подымали паруса, но пушки и пулеметы шхуны в упор расстреливали людей, мачты, решетили борта, сбивали реи. С мольбой о пощаде кричали турки.

Звуки боя захватили и меня. Я с увлечением следил за попаданием в неприятеля снарядов, с нетерпением глядел на Пегина, лениво работавшего у пушки. Я тогда точно раздвоился и не ощущал всей трагедии беспощадного уничтожения беззащитных людей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о «короле графоманов» Дмитрии Ивановиче Хвостове, о жизни и творчестве  Леонида Андреева, о традициях, которые Юрий Гагарин ввел в звездном городке, о животных, побывавших в космосе, о «величайшим режиссером всех времен и народов» по словам Вуди Аллена  –  Ингмаре Бергмане, о знаменитом «Литературном квартале» в Коктебеле, иронический детектив Павла Стерхова «Свадебный пирог и… немного крови» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Парижский сапожник»

Молодежь в кино

Источник крови

Азербайджанская легенда