После восстания

И К Михайлов| опубликовано в номере №123, Апрель 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

ЦК КОМАНДИРУЕТ меня в Москву, где еще продолжается восстание, для организации боевой работы.

Отправляюсь с фальшивым паспортом.

В Москве дымится Пресня, еще тлеют головни мебельной фабрики Шмидта. Стрельбы днем не слышно.

Останавливаюсь в Домниковском переулке в гостинице. На явку не попасть: с утра до вечера шпик ходит за мной, не отступая ни на минуту. Неделю ежедневно выхожу с утра из гостиницы с намерением найти своих, но недремлющее око уже ждет меня у подъезда гостиницы. Делаю за день два - три круга по Садовому и Бульварному кольцу Москвы. Усталый возвращаюсь невольно опять к себе домой, не достигнув цели, оставляя у подъезда шпика.

Убедился ли шпик в моей чистоте или ошибся в расчете, что я по обыкновению и дальше буду выходить из гостиницы в 10 часов утра, но когда я вышел раньше обыкновенного - - в 8 часов утра - шпика не было, и я благополучно попадаю к т. Алексею (Рыкову), не оставляя за собой «хвоста» - шпика.

Номер в какой - то дешевой гостинице где - то около Б. Бронной у Бульварного кольца. Запыленное окно, выходящее в сторону какого - то мрачного строения, вся комната - олицетворение мрака. Холодно. Тов. Алексей в пальто. Обстановка - покачнувшийся на трех ножках диван, из всех «пор» которого торчит мочало, точно этот диван побывал на баррикадах и возвращен обратно в гостиницу, полуразрушенная загородка, предназначавшаяся в прошлом отделять довольно неприглядную кровать от остального помещения.

Тов. Алексей приглашает садиться, предупреждая, что стулья ненадежные, лучше садиться на диван.

Уговариваемся с т. Алексеем о работе, он знакомит меня с оставшимися еще на свободе боевиками, у него же встречались впоследствии с тов. Ванновским. Тов. Алексей «скипидарит» нас к скорейшей постановке правильной боевой организации. Он считает, что восстание в Москве еще не задушено окончательно.

Знакомлюсь у т. Алексея с «Чертом» (партийная кличка т. Богомолова), который вел бомбистскую работу до восстания и во время восстания.

Выясняю, где и почему не использованы боевые припасы, посланные своевременно из Петербурга. Оказывается, в работе была некоторая непредусмотрительность: заготовлялись оболочки для бомб (отливались гири для тяжелого спорта, отрезались пустотелые шары) и по мере накопления упаковывались в мешки с рисом и сдавались на хранения в торговые склады. В забастовку склады были закрыты. Во время же восстания было не до разбивания складов, чтобы отыскать мешки с рисом и получить хотя бы неначиненные еще динамитом бомбы.

Начинаем разыскивать, собирать оружие. Находим большую партию маузеров, неиспользованных в восстании. Все посылаемое из Питера - запальники, бикфордов шнур, динамит и проч. - оказывается хранится спокойно, как и в дни восстания, у либералов. Прихожу забрать найденное. Шикарная квартира, меня встречает какой - то высокий военный чин. Предлагает раздеться. На вешалке в прихожей висят генеральские зимние шинели, проводит в кабинет, увешанный самыми разнообразными ружьями, золочеными саблями, вероятно полученными за какие - нибудь заслуги. Уславливаюсь, когда можно получить наше снаряжение, - сейчас оно далеко у них спрятано.

С т. Алексеем идем в какой - то зубоврачебный кабинет. Получаем там сведения, что на заводе, если не сшибаюсь, Пиривец, по инициативе рабочих отлито и хранится много оболочек для бомб. У «Черта» на квартире хозяина хранятся разные инструменты для монтировки бомб. С т. Ванновским идем на квартиру к «Черту». «Черт» жалуется, что он «замаран» - за ним следит полиция, он должен бросить комнату и уехать немедленно из Москвы. Уславливаемся, что его комната будет занята мною.

Надо развить дело. Нужны деньги. Их нет у т. Алексея - уполномоченного ЦК. С т. Ванновским проектируем экспроприацию Земской управы. Через двоюродную сестру т. Алексея намереваемся захватить кассу одной большой глазной городской больницы, но сообщают, что денег немного, а главное - служащим тяжело ждать опять, когда смогут заплатить. Замышляем обобрать какой - нибудь из банков.

Однажды захожу к т. Ванновскому на Малую Бронную. Он дома. Меня проводят к нему в комнату. В комнате нахожу товарища, но этот не похож на Банковского. Тот рыжий, с пышными волосами, с мятой бородой, а этот - примазанный брюнет. Предлагает садиться. Я смущен. Растерялся. Думаю - ошибка. Однофамилец. «Брюнет» наблюдает за мной. Молчание...

«Брюнет» громко хохочет. Подает мне руку.

- Что, не узнал? Ловко меня переделали?

На громкий хохот приходит его жена и тоже смеется.

- Что, не узнал тебя товарищ?! Теперь можешь выходить на улицу - шпики не узнают, - говорит она.

Оказывается за Ванновским усиленно следили, но он удачно утекал от шпиков. Его квартира чиста. Но из квартиры без грима выходить он не решается.

Составлен план работы. Одобрен т. Алексеем. Приступаем к осуществлению.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены