Под маской аполитичности

Б Штиль| опубликовано в номере №140, Декабрь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Двенадцать революционных лет оголили поповскую подноготную. Платный пропагандист самодержавно - помещичьего строя, соратник пристава и урядника, а затем белогвардейских «иисусовых» и «богородицыных» полков, участник восстаний и заговоров, мракобес - поп как на ладони.

Все попытки «причесать» православную церковь, «демократизировать» ее вызывают усмешку.

Новые хозяева церкви - кулаки, торгаши, нэпманы, крупные кустари и охвостья старого режима - и те понемногу начинают отвертываться от такого ржавого оружия, каким стала дискредитировавшая себя церковь. Их надежды обращаются к растущему сектантству.

Еще совсем недавно к сектантам советская общественность относилась как к чудакам.

С примазанными волосами, елейным лицом, вкрадчивым голоском, глазами, безудержно рвущимися в поднебесье, бесшумной походкой, скромно одетый - таким предстает перед вами активист - сектант.

Он тут же вам расскажет о гонении сектантства при самодержавии, вспомянет о каком - либо из «братцев» - руководителей, побывавших в тюрьме при царизме, и отрекомендует себя и «братцев» своих коммунистами.

- Чудаки! Все ищут чего - то, с верой носятся... И чего им только не хватает! - так снисходительно и соболезнующе встречали сектантов в советских учреждениях.

- «Мы коммунисты!» - заявляли и продолжают заявлять сектантские главари. - «Мы даже больше коммунисты, чем вы, большевики. Мы с вами идем к одной и той же цели, но разными путями. Вы выбрали один путь, путь ведущий через борьбу, разделение людей и человеконенавистничество, а мы идем путем любви к ближнему, путем братства, которое мы создаем уже сейчас, на слове христовом, без розни между людьми».

Последний год вскрыл ряд грязных закулисных дел сектантских «чудаков», ГПУ раскрыло шпионскую сеть, широко раскинувшуюся по баптистским общинам Украины. На Северном Кавказе секта «имяславцев», состоявшая из матерых контрреволюционеров, накапливала оружие, вела яростную антисоветскую агитацию и готовилась к... восстановлению царского строя. Примеров не перечесть.

Обострившаяся в связи с социалистическим наступлением классовая борьба дает ежедневно все новые и новые факты явного участия сектантства в борьбе против социалистического строительства. Эта борьба стерла «коммунистический» грим с елейного личика сектантского «братца». Явный классовый враг скрывался под ним. Обнаружилось, что заправляют движением бывшие купцы, кулаки, белогвардейцы, меньшевики, жандармы, помещики. Доллары, получаемые из капиталистических стран, в первую голову из Америки, на «евангелизацию» России, не скрываются и самими сектантами.

Рядясь в маску особого сорта коммунистов, сектантские «братцы» свою вреднейшую, эксплуататорскую практику маскируют подсоветские формы и методы.

- Советская власть за коллективизацию разрозненных крестьянских хозяйств? Мы тоже коммуны строим; в них почет и место бедноте. Кооперация - дорога к социализму? Пожалуйста, - вот наши кооперативы и артели. Рабочий класс? И он у нас в почете - вот проповедники: брат Павел, брат Сидор и брат Карп - рабочие. Вы организуете борьбу с алкоголизмом? Мы вместе с вами говорим: за трезвый и культурный быт. Вы за мир, и мы против войн. Вот в этом умелом приспособленчестве сектантства, в этой гибкости главная опасность.

От «папы» Лубкова, из Южной Америки, в 1925 году прибыли в СССР ходоки. Папа Василий Лубков в свое время возглавил секту «Новый Израиль», во главе ее выехал из царской России и обосновал в штате Уругвай колонию под названием «Сан - хевер. Удовлетворяя просьбу членов своей общины, папа через ходоков просил у Наркомзема земли для развития коллективного земледелия в пределах СССР, куда хочет вернуться «Новый Израиль».

На Маныче, в Сальском округе, 38 тысяч га земли отводятся «папиной», общине. Под честным названием «Труд» возникает коммуна «Нового Израиля».

Распродав свой скарб, отдав земли, нарушив свои хозяйства, потянулись на Маныч переселенцы российских «ново - израильтян».

Прибывает на Маныч и сам папа во главе первой партии иммигрантов. Тут же создается правление коммуны. А дальше... дальше правление повело жесткую классовую линию. По правилам христианской «коммунистической» жизни учет труда объявлен лишним. Вся работа взваливается на пришедшую бедноту:

«Раз имущества маловато, трудом вознагради коммуну».

Не внесшие полного пая, т. - е. беднота, лишаются права решающего голоса. Папа Лубков на собственном автомобиле разъезжал ни гостям, а в ответ на требование бедноты, чтобы папа отчитался в работе правления, правление отвечает:

- Разве духовный руководитель может отчитываться в земных делах?

Борьба разгорелась. Началось бегство из коммуны. Одураченные бедняки поодиночке выбывают из членов общины. Появляется стенгазета. Селькоры пишут о «папе» и его делах в окружную газету. И в этом только году папа Лубков и его соратники предстали перед советским судом...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены