Люди и факты

Бор Галин| опубликовано в номере №140, Декабрь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

В метель, в стужу люди пробирались по тоннелю, очищая его от шлака и грязи. Сказано было: домну пустить в срок! Первый отряд рабочих Керченского завода им. Войкова сбежал из тоннеля. Темный и душный тоннель в полтора метра вышины заставлял людей ползти на руках и коленях. Люди, словно очумелые, удирали к выходу, отказываясь идти обратно в тоннель.

Удрал первый отряд рабочих.

Удрал второй.

Домну же надо было пустить в ход.

25 февраля, в 6 ч. утра, в тоннель вошла первая ударная бригада молодежи стройцеха. Через несколько метров попали в воду. Молча продвигались вперед, очищая метр за метром. Сбежали беспартийные, они выскочили из тоннеля и, очумелые от тяжелого воздуха, закричали: «Могила, жизнь загубить легко»... Тогда ударники: Гасенов, Гимилов, Карамазин, Колесов, Шайдук, Алиев, Коршак Джулай, Шиляков, Шиловский, Дорошенко, Захарчук, Толкач, Степанюк и Руденко - 15 молодых парней - двинулись дальше. По колено в грязи и воде, они удалялись от выхода и двигались вперед по тоннелю. День второй, третий... Утром третьего дня они рапортом дали знать о себе:

«В бюро коллектива КСМ. 1 - я ударная бригада стройцеха приступила к очистке доменных тоннелей от грязи, а также разбивке и вывозке шлака и т. д. Работу начали с 25 февраля. Работаем в воде. Выданные сапоги оказались скверного качества - пропускают воду. Кроме того, каждые 5 минут в тоннель впускают отработанный пар из котла кузнечного цеха, и тогда не видишь рядом работающих товарищей. Завтра собираемся все на конечный участок тоннеля.

С комприветом А. Карамазин».

4 марта 15 ударников пробились сквозь шлак и грязь, очистив тоннель. Домна № 1 была готова к пуску. «Хозяйственники ноздрей крутили, не верили, но бригада доказала свое слово и тоннель очистила».

Алчевский завод им. Ворошилова попал на черную доску. «Слыхали?» - спрашивает Федор Дундук, рабочий доменного цеха. Он поясняет:

«Загорелась ударная бригада чугунщиков. Федора Дундука, т. - е. меня, выбрали бригадиром. Мы взяли на себя обязательство. Вот какое: «Берем на себя обязательство держать работу в чистоте и не раньше второго гудка, а то и позже уйти с работы».

Бригада выполняет 33 тонны в день, а норма - 15 тонн. Поганые люди говорят ударникам: «карьеры бьете себе», но даешь отпор. Доменный цех он, верно, тяжелый, но, товарищ, не холишь работать - не мешай! Гуляет народ, прогуливает. Собрали злостных прогульщиков, а они смеются: «Машина без ремонта не работает». Выступаю и говорю: «Так, мол, и так, конца краю нет прогулам, ликвидируем прогульную лавочку сообща». Это самое болящее место завода, за что и боремся.

Федор Дундук ушел в толпу ударников. Он выступал в секции металлистов, с трибуны же Колонного зала не пожелал говорить. «Стыжусь», - улыбаясь, сказал он.

За спинами этих людей встают ударные заводы, ударные цеха, ударные бригады и коллективы. Вчера их было десятки, сегодня сотни, а завтра...

15 ударных заводов, 40 ударных цехов. Это только первые цифры. Из цехов и мастерских, с фабрик и заводов явились на свой съезд ударники и в первый же день просто выразили общую для всех мысль:

Мы работаем для того, чтобы быстрее строить социализм!

Он сидел на корточках в светлом зале Дома Союзов, подавшись вперед левым плечом. Коричневый шарф, широкие плечи, черные рабочие руки. Человек сидел в своей обычной рабочей позе. Четыре дня назад он покинул забой, поднялся «на гору» и деле том прибыл в Москву. Сообщает:

- Зарубщик шахты № 2 им. Чичерина, Федор Иванович Беляев. Дело складывалось так: спустился я с бригадой в шахту № 2 6 апреля 1928 года. Самое главное на антраците - как взять уступ и, стало быть, выбрать народ покрепче. Приходит в забой «бычатник», который имеет бычок - коров; он отрицательно смотрит на бригаду, ему давай 3 р. 55 коп. Оставляли бычатники много угля в забое. Нужно было зарубить соревнование, организовать более способных трудящихся. Решились... Рубили другие антрацит 16 на 5, а мы пошли брать уступ 20 на 5. Давал уступ 12 тонн, а бригада дает 18.

Заметьте: сперва было 6 человек, а сейчас 40 ударников. К тому же норма 170 процентов.

«Написать я не могу, но сознательно скажу: работали мы халатно, прошел день - и ладно. Сказали женщины: «давайте помогем соревнованию». Решили твердо работать на 10 - м горне. Роптал сперва народ, видя, как мы старательно держимся. Четыре женщины поливают, четыре отхлыстывают, четыре чистят, а всего двенадцать. Вызвали на борьбу горн № 12. Наши женщины не считаются: одна не выйдет, другая станет. Народ опять ропщет и говорит мне: «Ты языком пролезать хочешь». А я неграмотная. Вызываем еще два горна, а люди кричат: «Вилюшка ты, извилялась». 10 - й же горн к работе спешит: Елизавета Кононова, Смирнова Анастасия, Гусева Варя (отчество забыла), Сохренова и я, Федоточкина, Ирина, с Дулевского фарфорового завода».

Письмо съезду:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены