Перекоп взят

опубликовано в номере №169-170, октябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Подошел к концу пятый год со дня смерти Михаила Васильевича Фрунзе, военного вождя революции, старого ученика Ленина. Имя Фрунзе неразрывно связано с многими годами славной борьбы рабочего класса, с победами вооруженной революции, с организацией героических отрядов Красной гвардии и рабоче - крестьянских полное Красной армии. Иваново - Вознесенские ткачи помнят Фрунзе - Михайлова, помнят знаменитые фрунзовские прокламации в 1905 г., помнят его неистовую борьбу с царскими палачами, черносотенцами и погромщиками. Они помнят также одну из его огневых прокламаций, которая начиналась так: «Товарищи рабочие! Нет, впрочем, не товарищи после всего происшедшего. Вы недостойны этого имени. Грабители и разбойники! Другого имени вам нет и не может быть». Так Фрунзе клеймил рабочих, участвовавших в погромах.

Везде - на рабочих собраниях пятого года, перед царским судом - дважды выслушивая приговор к смертной казни, в тюрьмах и ссылке, в жаркие, боевые дни Октября, на бесчисленных фронтах гражданской войны, в годы мирного строительства - Фрунзе был одинаков: тверд, отважен, храбр и до последней капли крови предан делу коммуны. Приветливый и мягкий человек, он в то же время был тверд и непреклонен, когда дело касалось интересов революции. Когда надо было нанести Врангелю последний удар - взять Перекоп, это дело поручили Фрунзе. И он выполнил его. Увлекая красных героев своими горячими словами, призывными прокламациями, личным отважным участием в боях, Фрунзе разгромил белогвардейский полчища барона Врангеля. Перекоп и Чонгар были завоеваны и переданы революции.

«Победа, и победа блестящая, была одержана по всей линии» - писал Фрунзе. Умер М. В. Фрунзе 31 октября 1925 г. когда служил революции в должности наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета Союза ССР. 31 октября 1930 г. - пять лет со дня смерти тов. Фрунзе, а 7 ноября 1930 г. - десятилетие героического взятия Перекопа и Чонгара. Так же как вечно должна жить память о героях Перекопа и Чонгара, так же должна быть свежей и живой память о замечательном полководце революции, ее подлинном герое, политкаторжанине и большевике Михаиле Васильевиче Фрунзе. Мы печатаем воспоминания М. В. Фрунзе о боях за Перекоп.

Как известно, Крым соединяется с материковой частью тремя пунктами: 1) Перекопским перешейком, имеющим около 8 километров ширины, 2) Сальковским и Чонгарским мостами (первый железнодорожный), представляющими ниточки мостовых сооружений, возведенных частью на дамбе до 8 метров шириной и протяжением до.5 километров, и 3) так называемой Арбатской стрелкой, идущей от Геническа и имеющей протяжение до 120 километров при ширине от полукилометра до 3 километров.

Перекопский и Чонгарский перешейки и соединяющий их южный берег Сиваша представляли собой одну общую сеть заблаговременно возведенных укрепленных позиций, усиленных естественными и искусственными препятствиями и заграждениями. Начатые постройкой еще в период добровольческой армии Деникина, позиции эти были с особенным вниманием и заботой усовершенствованы Врангелем. В сооружении их принимали участие как русские, так, по данным нашей разведки, и французские военные инженеры, использовавшие при постройках весь опыт империалистической войны. Бетонированные орудийные заграждения в несколько рядов, фланкирующие постройки и окопы, расположенные в тесной огневой связи, - все это в одной общей системе создало укрепленную полосу, недоступную, казалось бы, для атаки открытой силой.

Наиболее сильно укреплены были участки Перекопский и Чонгарский, особенно первый, имевшие по нескольку укрепленных линий, богато вооруженных тяжелой и легкой артиллерией и пулеметами.

На Перекопском перешейке наши части 6 - й армии, еще до 30 октября, развивая достигнутый в боях к северу от перешейков успех, овладели с налета двумя укрепленными линиями обороны и г. Перекопом, но дальше продвинуться не смогли и задержались перед третьей наиболее сильно укрепленной линией так называемого Турецкого вала (земляной вал высотой в несколько метров, сооруженный еще во время турецкого владычества и замыкавший перешеек в самом узком его месте).

Между прочим, в тылу этой позиции на расстоянии 15 - 20 километров к югу была возведена еще одна полоса укреплений, известная под именем Юшунских позиций. На Чонгаре мы, овладев всеми укреплениями Чонгарского полуострова, стояли вплотную у взорванного Сальковского железнодорожного моста и сожженного Чонгарского.

Таким образом при определении направления главного удара надо было выбирать между Чонгаром и Перекопом. Так как Перекоп, в силу большей, ширины, открывал более широкие возможности в смысле развертывания войск и вообще представлял больше удобств для маневрирования, то, естественно, наш решающий удар был нацелен сюда.

Для выполнения его были предназначены дивизии 6 - й армии, бывшей под командой тов. Корка. В непосредственном тылу 6 - й армии и отчасти 4 - й были сосредоточены конные массы 1 - й и 2 - й конных армий.

Но так как, с другой стороны, здесь перед нами были очень сильные фортификационные сооружения противника, а также, естественно, здесь должны были сосредоточиться его лучшие части, то внимание фронтового командования было обращено на изыскание путей преодоления линии сопротивления противника ударом со стороны нашего левого фланга.

В этих видах мной намечался обход по Арбатской стрелке Чонгарских позиций с переправой на полуостров в устье реки Салгира, что километров в 30 к югу от Геническа.

Этот маневр в сторону в 1732 г. был проделан фельдмаршалом Ласси. Армии Лас - си, обманув крымского хана, стоявшего с главными своими силами у Перекопа, двинулись по Арбатской стрелке и, переправившись на полуостров в устье Салгира, вышли в тыл войскам хана и быстро овладели Крымом.

Наша предварительная разведка в направлении к югу от Геническа показала, что - здесь противник имел лишь слабое охранение из конных частей.

Оставалось обеспечить операцию со стороны Азовского моря, где действовала флотилия мелких судов противника, иногда подходившая к Геническу и обстреливавшая там наше расположение. Эта задача была возложена мной на Азовскую флотилию, стоявшую в Таганроге.

Командующему флотилией приказано было идти на Геническ. Приказ должен быть выполнен не позднее 8 ноября. К сожалению, наш флот не явился. Как оказалось, он не мог пробиться через льды, оковавшие, благодаря наступившим морозам, Таганрогскую бухту. Напротив того, неприятельская флотилия продолжала навещать район Геническа и тем мешала всяким операциям в этом направлении.

Лично отрекогносцировав все побережье и убедившись, что на скорое прибытие нашего флота надежд нет, время же не терпело, я с величайшим сожалением отказался от намерения использовать для удара Арбатскую стрелку. Если бы наш флот - смог прибыть своевременно, то нет ни малейших сомнений в том, что из Крыма армия Врангеля не ушла бы. Как бы то ни было, но отныне приходилось возлагать все надежды на прямую атаку в лоб Перекопских и Чонгарских позиций.

В связи с изложенным, решающим направлением отныне являлось исключительно Перекопское, и туда направилось наше главное внимание.

5 ноября на ст. Рыково мною отдается директива, согласно которой на войска 6 - й армии (51, 52, 15 - я и Латышская дивизии) возлагалась задача не позднее 8 ноября, переправившись на участке Владимировка - Стогановка - Малый Курган через Сиваш, ударить во фланг и тыл перекопских позиций, одновременно атакуя с фронта Турецкий вал. Для обеспечения операций и немедленного развития успеха в подчинение командарма 6 - й тов. Корка была передана 2 - я конная армия в составе трех кавалерийских дивизий, одной бригады и группы повстанческих войск Махно, насчитывавшей около 2 000 бойцов при большом количестве пулеметов. 6 ноября я с тт. Владимировым и Смилгой выехали лично в район расположения частей 6 - й армии Попутно мы объехали штабы 1 - й и 2 - й конных армий, где непосредственно подробно договорились с командованием этих армий - тт. Буденным и Ворошиловым в 1 - й конной и тт. Мироновым, Полуяном и Горбуновым во 2 - й, относительно плана и способа проведения в жизнь намеченной операции.

7 и 8 ноября мы провели в расположении частей 6 - й армии. 8 - го, около 4 часов дня, захватив с собою командующего 6 - й армией тов. Корка, мы приехали в штаб 51 - й дивизии, на которую была возложена задача штурма в лоб Перекопского вала. Штаб стоял в селе Чаплинке. Настроение в штабе и у начдива тов. Блюхера было приподнятое и в то же время несколько нервное. Всеми сознавалась абсолютная необходимость попытки штурма и в то же время давался ясный отчет в том, что такая попытка будет стоить немалых жертв. В связи с этим у командования дивизии чувствовалось некоторое колебание в отношении выполнимости приказа о ночном штурме в предстоящую ночь. В присутствии командарма мною было непосредственно, в самой категорической форме, приказано начдиву штурм произвести.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Язык Ленина

Письмо из Берлина