Лионские шелкопряды

Эгон Эрвин Киш| опубликовано в номере №169-170, Октябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Я плюю на весь мир, - сказал шелковичный червь.

Сказано, сделано. Он плюет на мир и из плевка строит себе домик, герметически закрытый, яйцеобразный, гладкий. Затем червь хочет превратиться в бабочку.

Но червь предполагает, а человек располагает и ждет только того, чтобы червь достроил свой домик. Тогда человек объявляет его своей собственностью, собирает коконы, кладет их под пар и вытягивает из домика шелковую нитку часто длиной в 1200 м, а сам червяк не больше 8 см.

Некоторые коконы люди не убивают, чтобы они клали яйца, чтобы выводились новые шелковичные черви, которые будут строить маленькие домики для больших лионских шелковых фабрик.

Все идет в Лион, все, что шелковичные черви прядут в Китае и Италии, все шелковые сырые нитки желто - серого цвета.

В Лионе их ткут, красят, а затем женщины жадно мечтают приобрести сделанные из плевка шелковичного червя материи.

Фабриканты без фабрик

Собственно только одна часть Лиона, холмистый Круа - Русс, изготовляет шелка для всего мира. Но всегда говорят о Лионе, никогда не упоминают Круа - Русс.

Адреса фабрикантов указывают не Круа - Русс, а ту торговую часть города, которую омывает Рона. В переулочках вокруг Большого театра мелькают вывески крупных шелковых фабрикантов. Надо прибавить, что эти крупные лионские фабриканты не имеют фабрик! Мало того, вместе со многими другими фабрикантами без фабрик они живут в покосившихся домишках - это и есть их фабрики. Кроме того, каждый фабрикант имеет свою контору, там выбираются рисунки, покупаются нитки, распределяется работа рабочих на дому и рассылается готовый материал.

Фабрики без фабрикантов

Мы говорили о лионских фабрикантах, не имеющих фабрик, а теперь будем говорить о лионских шелкопрядах. Удивительные у них фабрики. С улицы слышно, как эти фабрики работают, но их самих не вид - но; во всех дворах Круа - Русса существуют пристройки, в которых помещаются такие мастерские. Непрерывно слышится однообразное клик - клак, клик - клак! Всюду сидят шелкопряды у своего станка, полученного ими в наследство от отцов и дедов.

«Страшная» правда

Лионский шелкопряд прядет шелк, и ему помогают его сыновья, дочери и внуки, как он сам когда - то с детских лет помогал своему отцу и деду, потому что и его дед уже был шелкопрядом и участвовал в лионском голодном бунте 1831 г. Теперь большие фабрики окончательно снизили заработок шелкопрядов. Они по-прежнему сидят в Круа - Руссе со своими детьми, и внуками и ткут однотонные материи однообразных рисунков за низкую плату.

Клич - клак, клик - клак! - слышится из всех домов, из всех этажей, из всех квартир Круа - Русса. Сначала это пение станков кажется однообразным, одинаковым, но постепенно начинаешь отличать, когда клик - клак относится к изготовлению муара, когда тюля, креп - де - шина или бархата.

Церковные одежды изготовляются необычайно пышно, и за работу платят по 400 франков за метр (правда, этот метр прядут целую неделю). Делаются здесь и мешочки для пороха, в пушечных ядрах, - это особенный шелк, горит без огня, и порох не высыпается, пока не взорвется.

Таким образом, лионский шелк помогает разрываться миллионам артиллерийских снарядов и в то же время - так уж издавна повелось на земле - старается залечить нанесенные им раны - участвует в изготовлении английских пластырей...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены