Пепел на раны

Виктор Положий| опубликовано в номере №1319, Май 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Доброго здоровья, хозяин, – неожиданно для самого себя поздоровался Андриан Никонович.

Ему никто не ответил, все только чуть заерзали.

– Иван, эй, Ванько! – глухо, как в бочке, раздался в пустой хате голос Кухаря, – самогон пришли искать. Вставай, лучше покажи по-хорошему.

И заржали, дураки, переглядываясь между собой.

– А ну, замолчите! – приструнил Поливода. – Спятили? Идите на улицу, проветритесь.

И они, молча толкаясь в дверях, быстро ушли.

— Ну, вот, Иван, – сказал Андриан Никонович и присел на другой конец скамейки.

— А-а, Андриан Никонович, – улыбаясь, поднял голову Явтушик, – родненький наш, благодетель, уже пришел...

— Жить хочешь? – напрямик спросил Андриан Никонович, видя, что все бесполезно. – Не куражея, лучше скажи, жить хочешь?

— Хочу, ой, хочу, и горилки хочу, – пританцовывал перед ним Явтушик, как будто собирался пуститься в пляс – Почему бы и нет, почему бы и нет...

– Немцы приехали село жечь, – сказал Андриан Никонович, – народ до корня, всех... Ну, если и останется, то малость...

Но и на это Явтушик не среагировал.

– Коль всех, так всех, нам без разницы, перед богом все равны, и пьяница Ванька, и староста Андриан, все равны. – И дурачок продолжал пританцовывать, а дети, вытянув шеи, смотрели не на него. Поливоду, а на отцовские выкрутасы. – А какое мне дело до всех? – вдруг остановился Явтушик, даже взгляд его, кажется, просветлел. – Какое мне дело к другим, мой хороший? С Ванькой все не пили. Ванько пил один... разве что иногда с женой. Ванько за себя отвечает, а тут завели: все-все-все, – замахал руками Ванька, будто это не он мгновение раньше говорил обратное.

«Почему я его выслушиваю, дурака, мразь, у меня что, других хлопот мало, тут и так быдла много, а тут еще этот...»

— Так ты пришел за Ванькой?! – закричал Явтушик и стукнул кулаком в запавшую грудь. – Тогда забирай Ваньку!

— Ты меня выслушаешь до конца, олух? – терял терпение Андриан Никонович.

— А если не думаешь забирать, катись тогда отсюда... – не унимался Ванька...

— Да ты послушай. Расстреливать будут всех... у кого не окажется на рукаве белой повязки, понял? Если ничего не найдется нацепить, могу дать свой носовой платок, порви на куски.

— Белой повязки? – удивился Ванька и замыслился. – Это как будто сдаешься или как?

— Считай, что да. Давать платок?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены