Отдирай и смотри

Алексей Яблоков|21 Сентября 2010, 16:12
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Дом Всеволожского в Хамовниках. На территории завода «Красная Роза» еще полгода назад стоял этот дом. Там можно было открывать музей исторических обоев. Дом построен в первой половине XVIII века – единственный сохранившийся с того времени. Там я нашел самые старые обои в своей коллекции – первой половины XVIII века, обоев старше я не встречал вообще. Это либо времена Анны, либо Елизаветы. Сейчас дом сломали и построили новый из калиброванного дерева. Памятника больше не существует, его нужно снимать с охраны, дабы не вводить в заблуждение общественность.

– И какие обои были при Анне?

– В стиле того времени, – уклончиво заметил Киселев. – Где-то в 60-е годы XVIII века начался классицизм, а до этого был рококо – последняя стадия барокко. И вот там всякие рокайли, очень тактичные расцветки.

Москва, дом Тургенева. Обои в прихожей

«То, что мы видим, — это совсем другое»

Капучино подходил к концу. Внештатный урок по искусствоведению заставил меня изрядно попотеть. Оказывается, я совершенно не отличаю неорококо от псевдобарокко. Вот еще новости! А главное, Киселев явно не собирается выдавать ужасные тайны своего научного собрания. За что он ополчился на обои? Почему не дает им спокойно сгинуть под палками гастарбайтеров, зачем он их (обои, а не палки) реконструирует и помещает в свое аннотированное собрание?

– Кстати, о реконструкции. Как происходит этот процесс?

– Самое сложное – установить первоначальный цвет. То, что мы видим, – это совсем другое, искаженные временем цвета. Есть светостойкие краски. Охру не разрушит никакой свет, никакой лазер. А вот стронциановый желтый очень легко разрушается светом. И вот надо определить оригинальный цвет. Есть какой-то слой – 0,05 мм – краски. И разрушается пигмент в самой его наружной части. И надо поскрести и под микроскопом посмотреть, что там внизу. Реконструированный цвет и узор выводятся на принтер.

Может, Киселев поставил в Америке это дело на коммерческие рельсы? Может, ему заказывают обои «по старым образцам»? Это ведь должно быть дико модно. Для того ему и собрание, и каталог.

– Что, если я хочу себе обои, как у Тургенева? – намекаю я. – Можно у вас попросить образец?

– Тут есть определенная опасность. Вы приходите в Музей Тургенева, и там каждые обои уникальны. Они относятся к этому мемориалу. А если я прихожу к соседу, и у него в туалете такие обои, то там они обесцениваются. Вот что обычно делают музеи? Они прокатывают обои, делают нужное количество кусков и валики у завода выкупают, они не идут в продажу. Это очень важно.

– Ну, ладно. А если я одержим идеей вскрыть у себя в квартире стену и посмотреть, какие там были обои за много лет до моего рождения? И заказать на фабрике такие же. Могу я, по крайней мере, обратиться к Игорю Киселеву, чтобы он дал экспертную оценку?

– Еще бы, конечно. Буду рад помочь.

– Слушайте, Игорь Андреевич! – взмолился я. – Ну, скажите, наконец, зачем вам столько обоев? Почему вы их храните в специальных альбомах? Признайтесь, они вам что-то говорят, когда вы наедине?

В кафе вдруг воцарилась тишина. Кто-то уронил ложечку.

– Извините, не очень понимаю вопрос.

– Если ваш интерес некоммерческий, значит, причина еще глубже. Может, вы испытываете мистические ощущения, когда разделяете этот ваш «пирог», слой за слоем?

– Не испытываю. И никакого философского осмысления обоев у меня нет. Я к ним отношусь как к научному материалу, а это – факты, даты, очень жесткая привязка к конкретной исторической ситуации. Я получаю от этого простую человеческую радость.

– Но ведь это обои 200-летней давности, они же бог знает что перевидали! Тот мужик возле трактира, который на аксаковских обоях играет на гармошке, он ведь и про самого Аксакова может спеть, если очень попросить. Вам никогда не хотелось обратиться к обоям с вопросом о старых временах?

Фрагмент обоев, иимитирующих тисненую кожу. Начало XX века

Игорь Киселев смерил меня сочувственно-вежливым взглядом. Так смотрят на старых морских свинок или очень невоспитанных детей. Но мне было уже все равно.

– Вы всю жизнь наблюдаете обои в развитии, в процессе эволюции. Неужели они не говорят о том, как развивается человечество? По крайней мере, прогрессирует оно или наоборот?

– Обои развиваются, и развивается все, что вокруг обоев. Они не существуют сами по себе, а должны входить в какой-то интерьер, – тихо и очень отчетливо сказал реставратор.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

ADianna , 15.07.2011 15:37

Переклеивали недавно обои, старые естественно сдирали (а до нас все клеили поверх), так прямо как путешествие по истории получилось)

Во 2-м номере читайте о королеве, которая «вышла замуж за Англию» Елизавете Тюдор, о женщине удивительной судьбы Марии Федоровне Андреевой, бывшей в начале XX века она была одной из ведущих актрис Московского Художественного театра и ведшей полную риска жизнь революционерки, выполняя задания партии большевиков, о знаменитом отечественном каскадере Александре Микулине с сорокалетним кинематографическим стажем, Новый детектив Анны и Сергея Литвиновых   «Свадьбы не будет» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Жуки по-уральски

История о том, как музыка победила бюрократию

Театр сетей

Юзеры на подмостках

Дар болотный

Самый оригинальный подарок на день рождения