Острие копья

Алексей Асоков| опубликовано в номере №1145, Февраль 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Узбекское солнце усердствует так, что зеленый чай в пиале не остывает. Я вытираю с лица пот, потому что мне жарко. Мой собеседник Юсуф Абдулаев делает то же оттого, что возбужден темой разговора. Кандидат наук Юсуф Абдулаев заведует сектором по работе с научной молодежью ЦК ЛКСМ Узбекистана. На этой должности он сравнительно недавно, и в начале нашего разговора я подумал, что не до конца еще освоился Юсуф с ролью организатора республиканского масштаба. В интонациях, жестах проскальзывали, как мне показалось, неуверенность, сомнения.

Да и беседа наша началась с вещей скучных.

Сначала мне была вручена бумага, составленная, по всему видно, давным-давно, где столбиком перечислены обязанности, возложенные на сектор. Потом – типовое положение о совете молодых ученых. Далее шли отчеты советов за последний год и разного рода сводные таблицы. Какие обязательства взяты и как они выполнены, сколько подано заявок на изобретения, сколько комсомольцев защитило диссертации и сколько сдало кандидатские экзамены.

Я листал эту увесистую подшивку. Отчеты и таблицы производили хорошее впечатление, но где-то в середине тома я окончательно запутался. Впечатление было такое, что я держу в руках нечто амебное, в целом мною не осознанное. Юсуф уловил мою растерянность и улыбнулся.

– Вот так и я поначалу. Не знал, за что взяться. Проходит день, вечером задаю себе вопрос: «А что сегодня сделано?» – и не могу вспомнить. За все брался, все хотел успеть, а в результате – крохи. Наконец понял: нужна строгая система. Но какой принцип заложить в основу этой системы? Как отличить важное от малосущественного?

Вопросы поставлены, ответы на ннх существуют, только надо найти эти ответы. У Юсуфа на эту тему было множество разговоров, как говорится, на самых разных уровнях. Дебаты происходили и на совещаниях в ЦК комсомола Узбекистана и просто в узком товарищеском кругу. Поговорить было о чем.

фронт научно-прикладных работ узбекских ученых широк и разнообразен. Общие цифры оглушают своей грандиозностью. С начала пятилетки на предприятиях республики введено в строй более 615 механизированных и автоматизированных поточных линий, 350 комплексно-механизированных и автоматизированных цехов и участков. Освоено более двух тысяч новых технологических процессов. За этими цифрами – большой труд ученых, существенная часть которых молодежь.

Вряд ли сейчас найдешь научно-исследовательский или проектный институт, где нет совета молодых ученых. Они повсюду, ибо повсюду в науке – молодежь. Каждый совет сам по себе – сложный организм, а совокупность их в рамках республики суть и организм и механизм одновременно. Но зададим вопрос: а нужно ли, чтобы в республиканском масштабе деятельность советов молодых ученых координировалась, согласовывалась, направлялась? Есть ли нужда в усложнении вроде бы простого дела?

На заданные вопросы можно ответить отрицательно. И в доказательство правоты привести логичные аргументы.

Советы молодых ученых в научных учреждениях работают по заранее составленному плану. В основе своей этот план есть производная от общеинститутского плана, хотя и определенным образом трансформированная в соответствии с возможностями, задачами советов и прочими другими условиями. Совет работает, а о проделанной работе отчитывается перед вышестоящим органом. Таковым является прежде всего комсомольская организация института и далее – городские, областные, республиканские комсомольские органы, обычно в зависимости от сложившихся традиций.

Но есть и другое решение вопроса, которое пытаются сформулировать молодые ученые Узбекистана.

– Начнем с простого, а потому более очевидного, – предложил Юсуф Абдулаев. – Проблема единения разных научных учреждений положительно решается самой жизнью. Я имею в виду прежде всего связи проектировщиков. Пример тому – Бухарский хлопчатобумажный комбинат...

Пример намеренно выбран яркий. Во-первых, потому, что Бухарский комбинат – Всесоюзная ударная комсомольская стройка. Во-вторых, у ребят из Государственного проектного института-4 здесь дела ладятся.

Начали с того, что совет молодых ученых института учредил штаб содействия строителям. Была установлена прямая оперативная связь со штабом ударной стройки. Заключили договор-обязательство между комсомольскими организациями института и стройтреста. Так и назвали: договор-обязательство. После нескольких общих пунктов, провозглашавших дружбу и сотрудничество двух организаций, шли подробные обязательства сторон с указанием даты выполнения. Институтский совет организовал посты содействия и группу авторского надзора.

Конечно, не обошлось без сбоев, многое приходилось перекраивать на ходу. Но, что бы ни происходило, работа неуклонно двигалась вперед. Проектная документация выдавалась в срок, время доводки также укладывалось в нормы. На доводке работали сообща – и из института и из стройуправления. Трудности и успехи делили поровну.

Работа на Бухарском хлопчатобумажном комбинате еще не завершена, а поэтому рано подводить окончательные итоги. Но уже сейчас очевидно, что деловое сотрудничество двух организаций удалось, что договор сыграл свою мобилизационную роль.

Собственно говоря, если внимательно вчитаться в параграфы договора, то нетрудно уловить, что этот документ является договором только по форме, а по сути своей это рабочая программа социалистического соревнования комсомольских организаций двух учреждений. Причем, что очень важно, программа научно обоснованная, реальная, с одной стороны, и напряженная – с другой.

Настоящий, а не формальный договор – штука сложная, и, как видно, не всем эта форма сотрудничества по плечу.

В Институте химии растительных веществ сильный совет молодых ученых. Из пятнадцати человек актива совета десять имеют ученые степени, а возглавляет совет 33-летний доктор наук. Дела у совета под стать составу: солидные, серьезные. Кроме функций, обычных для деятельности советов, здесь культивируется нечто новое, безусловно, заслуживающее внимания. С целью улучшения качества диссертационных работ введена в практику предварительная защита диссертаций на расширенных заседаниях советов. Из числа членов советов назначаются оппоненты, и лишь после детального рассмотрения диссертации выносится решение о степени ее готовности. Выписка из протокола совета оглашается на ученом совете института. Словом, ребята ищут и находят новые формы работы, опираясь в своей деятельности на заслуженную поддержку и доверие администрации института.

Новое прививается, а вот традиционная форма работы, каковой является договор о творческом сотрудничестве, в институте не практикуется. Быть может, это обусловлено спецификой тематики? В принципе такое может быть. Например, в институте, занимающемся исключительно теоретическими фундаментальными проблемами. Тогда непосредственного внедрения работ здесь, конечно, нет. Но в Институте химии растительных веществ тематика имеет главным образом прикладной характер. Связь с производством здесь явная.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Силуэты

Баратынский