За себя, за всех

Александр Бабкин| опубликовано в номере №1145, Февраль 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Обычное дело: на цеховом собрании разбиралось поведение молодого прогульщика. О нем все говорили с возмущением, и парень был красен, как рак. Недалеко сидел пожилой рабочий, всеми уважаемый человек. И тоже краснел, хоть за свою трудовую жизнь не пропустил ни одного дня работы без веской причины. Это был наставник рабочего, совершившего прогул. И наставнику в тот день досталось.

Прочитав речь Л. И. Брежнева на XVII съезде ВЛКСМ, я обратил особенное внимание на место, где он говорил о чувстве коллективизма как неотъемлемой части коммунистической марали. И, вспомнив о том собрании, как бы заново понял его смысл. Ругали прогульщика. Это справедливо. А наставник – разве так уж он виноват! Была минута, когда я готов был посочувствовать пожилому рабочему. Но был бы неправ. И вот почему. В настоящем коллективе, рядом с товарищами человек становится сильнее, умнее. Но для того, чтобы группа людей стала действительно коллективом, нужно многое, в том числе члены этой группы должны обладать чувством коллективизма, то есть не ставить свои интересы выше общественных. А с чего начинается коллектив! С ответственности за товарищей и за общее дело. И если рассуждать так, то станет ясно, что наставника тогда ругали по справедливости. Он взялся за воспитание молодого рабочего, но был недостаточно внимателен, настойчив, и произошел срыв.

На нашем заводе сейчас широко развернулось движение наставничества, особенно после того, как к нам приезжал Герой Социалистического Труда С. С. Витченко. Он выступил перед начальниками цехов, мастерами, комсомольским активом. Слушали его с огромным вниманием и под конец забросали вопросами.

На нашем заводе 320 подростков, из них 280 уже имеют наставников. Это движение развилось так широко не только потому, что была потребность в нем. Дело и в том, что оно соответствует духу наших людей, неравнодушных к судьбам товарищей.

Коллективизм, чувство ответственности – они пронизывают всю нашу жизнь. Я задумался, какими фактами можно эту мысль проиллюстрировать. И понял, что можно брать любое событие нашей заводской жизни. [Оговорюсь сразу, что вовсе не претендую на полное раскрытие этой темы – коллектив и личность, а возьму один узкий ее аспект, наиболее близкий к отношениям на производстве). Например, такое. В прошлом году в первом моторном цехе началась реконструкция участка коленвалов. Проводить ее на ходу, не прекращая работы, оказалось невозможным. Участок остановили. Заготовленных впрок коленвалов должно было хватить ровно на две недели. За это время предстояло вырыть котлован и произвести ряд других работ. И тут выяснилось, что рабочих-строителей не хватает. Пока начальство искало новых, комсомольцы цеха решили сами принять участие в строительстве. В течение двух недель они оставались в цехе после работы. Реконструкция была завершена точно в назначенный срок. Или такой пример. Еще недавно одним из самых узких мест на заводе было прессовое производство. Рабочие там не закреплялись. Из-за постоянной текучести кадров коллектив «разболтался». Комсомольцы завода, которых беспокоило такое положение дел, предложили создать в прессовом цехе комсомольско-молодежные бригады. Бригадирами поставили авторитетных, надежных людей – Екатерину Суркову и Надежду Иванову. Две сильные бригады как бы сцементировали коллектив, и уже через несколько месяцев прессовый цех перевыполнил квартальный план, чего давно не случалось.

Люди, способные так ответственно относиться к делу, не могут быть равнодушными и к товарищам. Одно время много беспокойства доставлял всем паренек из прессового, Саша Лавров. Он хулиганил, прогуливал, как-то крупно подрался. К этому времени уже были созданы комсомольско-молодежные бригады, и комсомольцы взяли Сашу под надзор. Постепенно его втягивали в комсомольскую работу, давали интересные поручения. Сейчас о хулигане с фамилией Лавров никто не помнит. У нас есть хороший комсомолец с такой фамилией.

Но не подумайте, что человек должен обязательно подраться, чтобы на него обратили внимание. Мы пытаемся создать на заводе такую систему, при которой ни один человек, нуждающийся в помощи или особом внимании, не был незаметен. Часть этой системы, конечно, наставничество, о нем уже шла речь. Многое делают и советы молодых рабочих, существующие при цехах. Правда, не везде они работают в полную силу. Для того, чтобы эффективно влиять на кого-то, нужно знать о человеке по возможности все. Члены советов собирают такие сведения. Например, у каждого новичка подробно выясняют, что он умеет делать, а чему еще не научился, чем увлекается, какое комсомольское поручение хотел бы выполнять, деликатно выясняют положение в семье – не нужна ли помощь с жильем и т. д. Все данные заносятся в специальные тетрадки, и в дальнейшем это служит основой для работы с новичками. Но бывает и так, что на этом дело кончается. Наверное, именно такие промахи в нашей работе дают основание некоторым ребятам спрашивать, как спросил токарь Вячеслав Бизяев: «А что мне дает комсомол!» И хотя такая постановка вопроса откровенно потребительская, ясно и другое: благие намерения надо доводить до конца. Тем более что на заводе уже сложилась система, с помощью которой коллектив может оказывать каждому члену максимум помощи и внимания.

Наставники и члены советов молодых рабочих заботятся о новичках, следят за качеством их обучения, за своевременным переводом на новый разряд. Все это касается вопросов чисто производственных. Так же настойчиво мы следим за учебой комсомольцев. Канун каждого учебного года для нас – страдная пора. Комсорги выявляют «неучей», убеждают их записаться в ШPM, а затем строго следят за посещаемостью. Тем, кто пошел учиться, предоставляются различные привилегии. Для них сокращают сроки перевода с разряда на разряд, им в первую очередь предоставляют место в общежитии (у нас многие еще живут на частных квартирах). В конце учебного года у тех, кто успешно работал и учился, квартальная премия выше, чем у тех, кто не учится. Словом, многое делается на нашем ВТЗ, чтобы юноши и девушки овладевали знаниями. Правда, результаты нас пока не полностью удовлетворяют. В прошлом году в ШРМ пошло 420 рабочих, а надо бы 500 – 550. Но и из 420 отсеялось больше пятидесяти. Значит, снова нужно их агитировать, убеждать.

Кому здесь главная выгода! Только ли заводу! Нет, конечно. Убеждая юношей и девушек учиться, мы заботимся и о каждом из них. Кто-то из учащихся ШРМ может в силу каких-либо обстоятельств покинуть наш завод. И что же окажется: наши силы потрачены впустую! Нет. Мы ведь агитировали не только из «корыстных» соображений. Мы делали это и потому, что чувствовали ответственность за будущее человека, где бы ни пришлось ему работать в дальнейшем.

И производственная жизнь, и учеба, и досуг – все должно стать предметом забот коллектива. Но это может оказаться пустой фразой, если коллектива нет, если КАЖДЫЙ его член не горит желанием сделать что-либо для другого. У нас есть много дел, которыми комсомольский коллектив завода может гордиться. Но для нашего разговора очень важно выяснить, результатом чьих конкретно усилий эти дела являются – всех членов коллектива или только некоторых из них.

Сила комсомольского коллектива – это сумма усилий каждого. Я уже говорил, что коллективизм, по моему разумению, – это в первую очередь ответственность. В каждом коллективе есть люди с обостренным чувством ответственности, это наш актив. На заводе гремят имена бригадиров Валентины Фадеевой и Аян Сидеряковой. Если затевается какое-нибудь новое дело, ищи там Фадееву или Сидерякову. Они были первыми и в соревновании с ярославскими рабочими и на трудовой вахте в честь XVII съезда комсомола. На заводе успешно выполнен комсомольский встречный – выпущено сверх плана 25 тракторов в честь 50-летия присвоения комсомолу имени В. И. Ленина. Чей почин! Опять Сидеряковой. Но должен честно признаться: таких инициативных, ответственных комсомольцев, как эти девчата, у нас немного, хоть на заводе две тысячи членов ВЛКСМ. Слов нет, не все могут стать героями дня, но внести свой, пусть скромный вклад в копилку комсомольских мероприятий, дел, идей по силам каждому. А между тем немалая часть из двух тысяч пребывает в состоянии мирной спячки.

В чем видится причина такого положения! Отчасти в том, что комсомольцы – и в школе и на заводе – порой привыкают быть объектом чьих-то забот. Получил двойку – к тебе прикрепляют отличника. Запорол деталь – к тебе прикрепляют шефа. «Объекты» такого воспитания нередко начинают относиться к окружающим потребительски и только ждут, ждут от всех помощи. Этим ребятам мне хочется привести слова Расула Гамзатова: «От молодых не требуют стать великими, но им нельзя быть маленькими. Им необходимо быть взрослыми, отвечающими за себя». Ты не взрослый, если не отвечаешь за себя. Ты не взрослый, если отвечаешь только за себя. Ты – за всех, потому что все за тебя.

Во втором моторном цехе работает Виктор Щ. Во Владимир он приехал из деревни и первое время жил на квартире у родственника. Тот оказался большим любителем вылить, и Виктор стал попивать, прогуливать... Пришлось пригласить его на бюро цеха. Парню досталось, но ребята решили ему помочь – избавить от близкого соседства родственника. Место в общежитии выхлопотать не удалось, но Виктору помогли найти жилье на частной квартире, которое оплачивает завод.

С тех пор прошло два года. Я решил поговорить с парнем, узнать, как его дела, и пригласил зайти в комитет комсомола.

Виктор глядит хмуро, держится независимо.

– Ну, как у вас в цехе с комсомольской работой!

– Не знаю. Там кто-то работает.

– А ты помогаешь товарищам!

– Да когда кто домой идет пьяненький, поддерживаю.

– А удержать от пьянства!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены