Охват Карского севера

Макс Зингер| опубликовано в номере №213, Январь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

Комбинат Северного морского пути - Комсеверпуть - освоитель необжитых окраин Советского союза проложил дорогу морским пароходам через ледовитое Карское море. Он призвал для этого людей науки и отважных моряков и летчиков. Люди науки изучили повадки коварного Карского моря, летчики указывали морским кораблям свободный от льдов путь из европейских морей через Карское к портам Сибири - Игарке на Енисее и Новому Порту на Оби. Игарка и Новый порт - новые советские порты, где иностранные пароходы грузятся сибирским высокоценным лесом, давая взамен социалистической стране валюту. Одновременно Комсеверпуть устанавливает ряд новых зимовок и факторий на берегах Карского нелюдимого моря. За последние два года шхунами Комсеверпути были высажены зимовки на острове Шокальского, в шхерах Минина, северо-восточнее острова Диксон, в Пясине и на мысе Михайлова. Заветной мечтой Комсеверпути является высадка зимовки на крайней северной точке нашего материка - мысе Челюскина. Карское море богато рыбой и морским зверем - тюленем, белугой, а на берегах его водятся песцы, шкурки которых - высокоценный валютный товар. Зимовки Комсеверпути промышляют зверя на берегах Карского моря и ежегодно сдают свой промысел приходящим к ним раз в лето морским пароходам.

На реке Юрибее, впадающей в Гыдоямский залив Карского моря (между Енисеем и Обью), Комсеверпуть два года назад создал первую факторию. Не только обменивать пушнину на предметы первой необходимости призваны фактории. Они должны одновременно служить рассадниками социалистической культуры на далеком и необжитом Севере Советов.

Рыбные богатства Гыдоямо заставляют Комсеверпуть предполагать здесь будущую полярную Астрахань. Комсеверпуть приступает к организации в этом крайнем северном пункте донецких колхозов из туземного и русского населения.

Обо всем этом рассказывает в своих очерках Макс Зингер, летавший из Красноярска над Енисеем В Карское море - остров Диксон - Гыдоямо и обратно.

«Комсеверпуть 2» летит на крайний север коротенькая навигация в Карской море заканчивалась. Оставалось всего лишь несколько недель для плавания между полярным портом Игаркой на реке Енисее и проливом Югорский Шар.

- Дули южные ветры. Но даже и при них кромка льда держалась на параллели острова Диксона, и суда, приходившие в «Игарку в первых числах сентября, видели лед за островом Вилькицкого. Шхуна «Белуха» разбила стойкое стремление и чаяния своего отважного экипажа. Она разбила мечты моряков о непроходимый лед. «Белухе» не удалось обогнуть мыс Челюскин и благоразумие заставило командование шхуны менять курс на запад.

Вторичный поход шхуны «Белуха» к устью Лены с запада на восток великим северным морским путем был отставлен, и шхуна шла на Диксон.

О Чухновском - командире воздушного корабля «Комсеверпуть 1», ветеране Карского севера - не было никаких известий. Он базировался на горючем, которое хранилось на верхней палубе «Белухи». Но «Белуха» возвращалась, не найдя дороги во льдах, к устью Лены. Значит и рейд Чухновского на северо - восток Таймыра был невозможен. Карское море, не пожелал, как в прошлом году, предоставить в сентябре водные площадки для посадок и взлета самолетов севернее шхер Минина. Последнее радио со шхуны «Белуха»

сообщало о ряде разведывательных полетов Чухновского на север от шхер Минина. Воздушная разведка дала неутешительные сведения. Проход к архипелагу Мадендорфа был закрыт тяжелым льдом.

Воздушный корабль «Комсеверпуть 3» продолжал ходить в ледяные разведки, указывая свободный от льдов путь иностранным и советским лесовозам из Югорского Шара к Диксону. Отсюда из Енисейского залива морские пароходы сами шли без проводки к устью Енисея и восемьсот километров поднимались по величайшей, широчайшей и глубочайшей реке вверх, в полярный порт Игарку. Здесь, в Игарке, три лесозавода пилили ангарский, енисейский и нижнетунгусский лес по размерам, заказанным заморскими державами. Игарка поставляла на внешний рынок лесной товар в обмен на валюту, в обмен на оборудование для фабрик и заводов, на машины для индустриализации неохватного сельского хозяйства Союза.

Игарский пиломатериал был самым лучшим строевым лесом во всем Союзе республик. Вместо того, чтобы перегружать лес с барж на пароходы его большею частью грузили прямо с биржи лесозаводов. Он был без сини, без метина, отлично оторцован, не побит, не загрязнен. Игарский лес забивал все другие пиломатериалы на мировом лесном рынке и не знал себе соперников.

Жизнь на Крайнем севере с его коротким летом, осенними туманами и дождями, длинной зимой с пургами, шестидесятиградусным морозом и полярной ночью была тяжела и угнетала человека. И (многие, шедшие на север за «длинным рублем» - за большими заработками, торопились попасть отсюда скорее на первые отходящие пароходы, уйти наверх, к Красноярску.

Чтобы изгнать постоялицу Севера - цингу, сюда в Игарку завезли молочный скот, сибирских и холмогорских коров, а на Самоедском острове по ту сторону Игарской протоки раскинулся совхоз, который должен был давать свежие овощи зимовщикам Крайнего севера.

Но и здесь, на Севере, грузчики - ударники Игарки превысили нормы ленинградского порта, и пароходы, пришедшие первыми в навигацию 1931 года, уходили отсюда без простоев. Надо было обеспечить жителей Игарки домами на зиму. Для стройки не хватало гвоздей.

Радио, перекидывавшее слова о гвоздях по волнам эфира из Игарки в Красноярск, не имело успеха. Требовались живые слова и живые люди, чтобы настоять на получении гвоздей для Игарки.

Воздушный корабль «Комсеверпуть 2», разведчик льдов Карского моря, разведчик бесконечных лесов Сибири, письмоносец и доктор окраин Севера Советов должен был лететь в Красноярск за гвоздями, обеспечить их доставку в Игарку до конца навигации.

И он добился разрешения этой ответственной задачи. Красноярск посылал в Игарку гвозди.

Теперь воздушному кораблю «Комсеверпуть 2» предстоял полет на Крайний север из Красноярска на Диксон и Гыдоямо, факторию на реке Юрибей, на полуострове Ява. Фактория в Гыдоямо была самой молодой и наибольшей на всем Карском севере.

Карская кампания еще не закончилась, а «Комсеверпуть 2» налетал уже двадцать восемь с половиной тысяч километров.

Необходимо было инспектировать работу крупнейшей фактории Севера - Гыдоямо для того, чтобы установить тесную связь между новым населением, пришедшим в факторию, и туземцами - кочевниками.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменательной встрече Марлен Дитрих с Константином Пустовским, о жизни Сергея Ивановича Ожегова и создании его «Словаря русского языка»,  воспоминания очевидца и участника ликвидации последствий чудовищной Чернобыльской катастрофы,  о жизни и творчестве незабываемой  Рины Зеленой, о легендарной королеве Марго, окончание нового детектива Анны и Сергея Литвиновых «Мама против» и многое другое.



Виджет Архива Смены