О «белых пятнах» и «назревших темах»

Игорь Серков| опубликовано в номере №1474, октябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Заметки взрослого человека, которого иногда еще называют молодым

Поначалу подумалось: обычная автобусная ссора, привычная уже, — ссоры сейчас вспыхивают мигом — злости, раздраженности, бессмысленной агрессивности в нас накопилось с избытком.

Пожилой мужчина, не сдерживая себя, не считая это нужным, громогласно выговаривал пареньку, демонстративно уткнувшемуся в книжку:

— Хы что же это нацепил на себя, а? Совесть у тебя есть? Это тебе что — игрушка? Больше играть не во что?

Чего он так распалился, сразу было не разобрать. Парнишка с книжкой одет был скромненько, на вид — тихий отличник. Ни металла на нем, ни волос выкрашенных, ни серег в ушах — ничего такого, что действует на многих взрослых безотказно... Место, что ли, не уступил?

А потом у паренька не осталось терпения сидеть с независимым видом, он захлопнул книжку и двинулся к дверям. И тут на сереньком, будто с чужого плеча пиджачке стал виден значок, который и разбередил душу его взрослого соседа.

Нет, не было на этом значке ни рисунков предосудительных, ни надписей иностранных. Ничего на нем не было, кроме простых слов «XXVII съезд КПСС».

Парнишка прыгнул в раскрывшиеся двери и пропал в толпе. А бывший сосед его долго еще не мог успокоиться, все возмущался: как «такое» может в голову прийти! Совсем уже ни стыда, ни совести! Его слушали без особого интереса, но скорее сочувственно. Словно никто и подумать не мог, что такой значок на груди может выражать всего-навсего поддержку идеям съезда. Всего-навсего!

Сразу вспомнилось, как совсем недавно регулярно вспыхивали дискуссии о том, почему молодые люди не носят комсомольских значков. И так это было важно — уяснить, почему не носят, и придумать, как сделать, чтобы носили! А тут парень сам решил для себя, что должен носить, а на него со всех сторон как на преступника или святотатца смотрят. Почему? Разве не может молодой парень умом и сердцем поддерживать идеи партийного съезда? Почему в этом ему сразу отказано? Напрочь! Что он — провинился в чем? Или отверженный какой? В чем дело-то?

Вот ведь прицепился вопрос, и попробуй ответь на него.

Впрочем, так ли это сложно? Подумаешь, бином Ньютона! — восклицал, помнится, герой Булгакова.

Вот в редакционной почте натыкаешься на такие письма: «Компания у нас большая, все свои, и тех, кто нам не по душе, мы травим. Многих мы так с подругой затравили, что нас боятся. Давно уже мы курим, пьем, гуляем не «до «Времени». И нам это нравится. И еще. Могут ли нас принять в комсомол, если мы не хотим?»

«Ради чего мы собираемся в свои группировки? Ради того, чтобы нас боялись. Чтобы трусливо поджимали хвосты, когда видят нас на улице. Мы можем отделать всякого — и это самое главное. А все остальное — мура. Правда, одной силы мало в наше время, нужны еще деньги. Тут нужно брать пример с «деловых», которые умеют их «делать», а не гнут горб за грошовую зарплату. Правда, есть еще всякие там начальнички, которые тоже неплохо устраиваются, но меня больше тянет в «деловые». Этим хоть притворяться не нужно, высокие слова говорить».

Или вдруг узнаешь про казанские «моталки», которые объединяют в смертельно враждующие друг с другом группы сотни молодых парней города и терроризируют, не дают нормально жить никому вокруг — дело уже до отрядов самообороны у подъездов и чуть ли не введения военного положения дошло... Или вдруг в своей собственной квартире, на экране собственного телевизора видишь молодого фашиста — нашего, отечественного! — разглагольствующего, не смущаясь, о необходимости стерилизации большей части нашего народа, недостойного иметь детей...

Продолжать можно было бы долго и все в таком же духе: примеров более чем достаточно, и под руками, и перед глазами. Словом, есть от чего растеряться, решить для себя, что все они, нынешние молодые, такие, ни на что, кроме гадостей и жестоких развлечений, не способны, ничто их не интересует — только бы тусоваться и иметь то, что считают необходимым иметь. Что у них может быть святого?

Так что объяснить поведение разволновавшегося в автобусе мужчины не так уж сложно. А если у него к тому же и в собственной семье одни прорехи? Такие, например:

«У меня с родителями, с бабкой и дедом одни скандалы. Отца один вид мой и тон, каким я разговариваю, выводят из себя. За человека он меня, судя по всему, не считает. Он даже способен на меня — свою дочь! — поднять руку. Я пыталась доказать ему, что тоже человек и требую человеческого отношения, так он затолкнул меня в мою комнату и заявил, что я у него «по струнке ходить буду». А иначе... При этом глаза у него были жуткие — тупые, беспощадные. «Человек ты или кто?» — это у него любимый вопрос ко мне. А сам он человек, если позволяет себе быть таким? Не может, видимо, вынести, что кто-то имеет свою точку зрения».

Тут, согласитесь, взвоешь.

Ну, ладно. Можно объяснить. Можно понять. А дальше что? Дальше жить как? С предубеждением против всего, что делают молодые? Когда каждый их шаг — не в ногу, каждое слово — не в лад, каждая мысль — крамола?

Это же самая настоящая трагедия. Тут вопрос нешуточный.

Махнуть рукой на целое поколение, а то и на несколько? Нельзя. Жить с закрытыми глазами, не видя их бесконечных метаний, пугающих забав? Тоже не выход.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое