Ладонь в пустоту

  • В закладки
  • Вставить в блог

…И сейчас после всего, что произошло с семьей Федоренко после смерти Василия, после суда, горьких — на нерве, на надрыве — писем, после долгих и сумбурных заседаний в брянском производственном, объединении «Электрон», объяснительных записок и разговоров в различных областных и московских кабинетах, люди, причастные к этой трагической истории, вспоминают о ней с болью и недоумением. Но если одни ищут корни этой боли и этого недоумения в себе, спрашивая: как же так случилось? — то другие ссылаются на причины объективные, на обстоятельства, от них не зависящие, как бы давая понять: печально, мол, прискорбно, но так уж вышло.

То, что произошло в коллективе объединения, — выпивка на новогоднем «Огоньке» в общежитии, увольнение за появление на рабочем месте в нетрезвом виде слесаря-сборщика Василия Федоренко, лишение его уже выделенной квартиры — было бы достаточно обыденно в нашей, далеко еще не идеальной реальности, если бы не одно «но». Точнее, два «но»...

Объединение «Электрон» — учебно-производственное предприятие Всероссийского общества слепых. Более половины работающих на нем — инвалиды по зрению I, II и III группы. Василий Федоренко, комсомолец, слесарь-сборщик радиоэлектронной аппаратуры, был тотально слепым. Проще говоря — от рождения ничего не видел.

На рассвете 9 марта он повесился в общежитии. Не оставив ни письма, ни даже коротенькой записки...

Драматизм ситуации обостряет память: люди, с которыми встречаемся, говорим, вспоминают детали событий. Правда, в преломлении собственного понимания, житейского и нравственного опыта.

Общежитие старое, двухэтажное, коридорная система. Комнаты достаточно просторные. Тут и холостяки, и семейные. Но мужья — в комнатах с товарищами, жены — с подругами. В 16-й жил Василий Федоренко, в 10-й — Федоренко Наташа, его жена.

К «Огоньку» готовились загодя, репетировали выступления, шили обновы. Да и объединение подготовило ребятам подарки: только-только комиссия приняла новый дом на улице Ленина в квартале от «Электрона». Все семьи из общежития переселялись туда: список на получение квартир уже был утвержден. Не обошли и Наташу с Василием.

Выписка из протокола № 29 совместного заседания администрации, профкома, представителей трудового коллектива, партийной, комсомольской организаций брянского ПО «Электрон» ВОС:

«...Выделить Федоренко В. М. однокомнатную квартиру № 90 в 130-квартирном доме на состав семьи 2 человека».

Вот он, первый неприметный штрих, легкая шероховатость. Дело в том, что в списках очередников значилась Наталья Федоренко, а не Василий. Но, подумаешь, — мелочь, какая разница, не в бумаге дело. Муж и жена, им жить вместе. Оказалось, увы, не вместе. И дело — в бумажке.

Но тогда, в тот вечер, об этом не думалось — Новый год, праздник, впереди — новоселье. Разве кто предполагал крутой поворот, за которым — тяжба с предприятием, укоры начальства, похороны.

Не беремся обобщать, делать какие-то выводы из слов, оброненных в разговоре с нами старшим помощником прокурора Советского района Н. Н. Сумниной: «...Годами не было в суде дел, связанных с увольнением из УПП ВОС. Но вот построили дом, стали квартиры распределять, и — один иск, второй, третий... На «Электроне» жилищная комиссия заседает, у нас — судебное заседание...»

За что же уволили Василия Федоренко?

Из служебной записки генеральному директору ПО «Электрон» Климову В. Е. «Довожу до вашего сведения, что слесарь-сборщик Федоренко В. появился на рабочем месте в нетрезвом состоянии и был отстранен от работы. Начальник цеха В. Марченков».

Из объяснительной записки В. Федоренко: «...в 6.30 утра, идя на работу, выпил бутылку пива».

Это было утро после того самого «Огонька», на котором, как нам объясняют, пол-общежития выпивало, и Федоренко тоже.

— Он уже два часа отработал, все было нормально: операция тонкая, пьяному не справиться. А Василий без брака детали сдавал.

Звеньевая Галина Никитична Абрамова работает в сборочном почти 30 лет. Федоренко при ней начинал, учеником. Вспоминая, она волнуется, говорит торопливо, сбиваясь:

— Вася хороший был, уважительный. И пьяным я его на работе не видела. А тут вдруг узнаю — мастер его в медпункт повел, в трубку дуть. Что там трубка показала, разное говорят. А уволили, нас не спросив.

Из протокола совместного заседания администрации и профкома ПО «Электрон»:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

Кто ответит?

Повесть. Окончание. Начало в №№17 — 19.