Неудачная повесть о студентах

А Ложечко| опубликовано в номере №585, Октябрь 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть произведения, в которых и тема актуальна, и завязаны нити сюжета, и расставлены герои; они совершают поступки, разговаривают, вступают в определённые взаимоотношения. Но когда книга прочитана, она оставляет чувство неудовлетворённости. Именно такое впечатление создаётся при чтении новой повести Вл. Лифшица - «Первокурсники».

Мы знакомимся с ведущими героями этого произведения Алёшей Джонуа, Колей Саватеевым и Толей Голубевым в вагоне поезда. Они едут в Ленинград, чтобы поступить в институт. Их желание осуществляется.

В одной комнате с друзьями поселяется их однокурсник Сергей Морозов, человек более старшего поколения. Он дважды уходил из института на фронт: во время войны с Финляндией, а затем в дни Великой Отечественной войны. Он прошёл большой и суровый путь, за геройство и отвагу ему присвоено звание Героя Советского Союза. Теперь он вновь очутился на студенческой скамье, на первом курсе, рядом со вчерашними школьниками, но с меньшим, чем у них, запасом знаний (многое забылось за годы войны и службы в армии): он прилагает немало усилий, чтобы догнать товарищей.

Сергея Морозова ждала в Ленинграде любимая девушка Маша. Но за последнее время что-то новое вошло в их отношения. В своих письмах Маша уделяла много места ослепшему в бою лётчику Громову. Это привело к внешнему охлаждению Сергея и Маши, но вскоре Сергей видит, что его подозрения необоснованны. Отношения его с Машей возобновляются.

Знакомимся мы также с двумя дипломантами - Гуриным и Брагиным. Первый из них - ничтожный хвастун и трус, с мелкой и подлой душой. Второй - серьёзный человек, вдумчивый и способный. Он разработал проект очень простого по своей конструкции тихоходного гидрогенератора. Студенты выдвигают идею: в дни летних каникул отправиться в какой-нибудь колхоз и там своими руками построить гидроэлектростанцию, установив генератор Брагина.

Это увлекает и троих друзей - Саватеева, Джонуа и Голубева. Но у Джонуа плохо обстоит дело с немецким языком, и низкая отметка может лишить его права на участие в строительстве. Чтобы помочь другу. Голубев пытается вместо него сдать немецкий язык. Преподаватель разоблачает эту проделку. Голубеву и Джонуа грозит исключение из комсомола и из института, но наказание было смягчено. Весной, хорошо сдав испытания, друзья едут на строительство колхозной ГЭС. Беглым описанием хода и окончания строительства заканчивается повесть.

Как видно из этого краткого пересказа, в развитии сюжета «Первокурсников» нет единства, последовательности. Многие герои связаны между собой механически. Они то появляются на страницах повести, то исчезают, лишь соприкасаясь друг с другом, но, не вступая в глубокие отношения между собой. Поэтому и сюжет в повести очень условный. Его заменяют прилепленные один к другому незначительные эпизоды из студенческого быта. При этом некоторые эпизоды выпадают из сюжета повести, кажутся случайными, ненужными. Так, недоразумение, возникшее между Сергеем и Машей, искусственно, надуманно и не способствует раскрытию замысла повести, её идеи. Между тем описанию этого недоразумения посвящено много страниц. Если отбросить такие случайные эпизоды и сцены, от повести почти ничего не останется.

Отсюда и возникает ощущение неудовлетворённости при чтении повести «Первокурсники». В ней не раскрыт богатый духовный мир молодого человека нашей великой эпохи. Вл. Лифшиц не показал своих героев в труде, в поисках, в борьбе, отсюда - отсутствие яркого и стройного сюжета, бедность содержания, расплывчатость образов. Там, где надо показать героев в процессе учёбы, в преодолении трудностей, Вл. Лифшиц прибегает или к беглому пересказу или вообще отмалчивается.

Вот, например, один из ведущих героев повести, бывший фронтовик Сергей Морозов. Автор говорит о том, что Морозов сильно отстал за годы службы в армии, настолько, что хотел бросить институт. Потом он догнал своих однокурсников. Но читатель хочет знать, как восстанавливал знания Морозов, как догонял товарищей.

Вл. Лифшиц приводит письмо Голубева к «одной знакомой», в котором тот пытается восполнить пробел, допущенный автором. Но этот приём не решает дела. Вместо художественного раскрытия образа получилась бледная отписка. Тем же приёмом пользуется Вл. Лифшиц и для изображения Саватеева. Мы мало видим Саватеева в конкретных поступках, в действии.

Не только Морозов и Саватеев, но и остальные действующие лица не раскрыты автором. Он почти не рисует внешность героев, очень поверхностно изображает их характеры, а о внутренних особенностях того или иного действующего лица читателю иногда остаётся только догадываться. Вместе с тем автор наделяет почти каждого героя какой-нибудь мелкой чертой, которую навязчиво подчёркивает. Так, Коля Саватеев, когда волнуется, немного заикается; Малышев постоянно сосёт конфеты, так как отвыкает курить; Брагин назойливо ревнив и т. п. Так чисто внешними, случайными чертами пытается Вл. Лифшиц индивидуализировать своих героев, прикрыть художественную несостоятельность в обрисовке образов, не утруждая себя более глубоким и убедительным изображением хотя бы основных действующих лиц. Поэтому, вопреки воле автора, духовный мир героев повести оказался крайне ограниченным, стремления и интересы - узкими.

Часть повести посвящена строительству колхозной ГЭС; студенты хотят дать свет и электроэнергию колхозникам. Но, рисуя строительство, Вл. Лифшиц опять увлекается описанием незначительных мелочей - лагеря, физзарядки и т. д. А о главном он говорит мимоходом: «Бригада плотников под руководством старика-колхозника строила мост через канал», «В лесу, не выходя оттуда неделями, жили и работали лесорубы» и т. д.

В облике действующих лиц трудно уловить черты, которые дают им право называться людьми будущего. И заключительная сцена, яркая и волнующая, где строители колхозной ГЭС замуровывают в плотину записку, адресованную «поколениям, идущим вслед», не подготовлена предшествующим изображением людей и событий.

Говоря об образах действующих лиц, особо надо остановиться на фигуре Константина Громова. Этот образ, как и некоторые другие, органически не входит в художественную ткань повести; служебная роль его направлена только к оправданию фальшивого и надуманного недоразумения между Сергеем и Машей. Поэтому положение Громова в повести ложное. Давая оценку повести «Первокурсники», надо признать, что Вл. Лифшиц обнаруживает умение живо воспроизводить сцены, диалоги. Запомнит читатель яркие описания Ленинграда, весёлые эпизоды из студенческой жизни и т. д. Но все эти детали, эти «маленькие правды», пропадают на фоне всего произведения, лишённого убедительных образов, глубины, лишённого большой, настоящей правды.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое