Неистовый Пунцаг

Анатолий Максимов| опубликовано в номере №1219, март 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шум, стоявший в зале в течение всей схватки, смолк неожиданно, и сразу же наступила страшная, давящая тишина: его друзья и болельщики поняли, что он проиграл. Поняли, наверное, на мгновение раньше, чем он сам осознал это. Пунцаг лежал лицом вниз, не чувствуя ничего, кроме этой тишины, придавившей его к ковру, и какой-то ватной пустоты, заполнявшей его еще горячее тело. Ему так не хотелось вставать, чтобы не видеть расстроенных лиц друзей, болельщиков, тренеров. Он проиграл схватку, к которой готовился не один год, проиграл ее дома. На глазах своих земляков проиграл борцу, которого видел впервые и, наверное, недооценил.

В финале чемпионата мира по самбо, проходившего в 1974 году в Улан-Баторе, легковес Мунхийн Пунцаг встретился с советским борцом Иосифом Магалашвили. Схватка закончилась со счетом 3:3, но в самбо ничьих не бывает. И победа была присуждена советскому самбисту, который первым получил выигрышный балл.

Пунцаг с трудом поднялся с ковра, протянул руку победителю, смог даже вымученно улыбнуться ему и поздравить.

– Встретимся в будущем году в Минске, – пообещал Иосиф Магалашвили. Ему только что вручили золотую медаль чемпиона мира, и он был счастлив и щедр. – У тебя еще есть надежды на реванш.

– Конечно, – легко согласился Пунцаг. В душе он хранил не надежду на будущий реванш, а уверенность в нем.

И когда, пытаясь скрыть свою радость и хотя бы так выразить свое сочувствие, к нему подошел Гандолгор Батсух, только что завоевавший звание чемпиона мира в весе 74 килограмма, Пунцаг поздравил своего первого ученика с победой и пошутил:

– Теперь мне придется догонять тебя, а то еще ты, чего доброго, откажешься заниматься у проигравшего тренера.

Родился Пунцаг в семье скотовода в Южно-Гобийском аймаке. Их юрта стояла на берегу маленькой речушки Хонгорин-Гол, смело пробивающейся сквозь пески пустыни. На берегу этой реки Пунцаг и его ровесники проводили целые дни. Здесь он впервые увидел, как в дни надома – национального монгольского праздника – танцующим шагом выходят на ристалище борцы. Они одеты в традиционные костюмы: расшитые плавки-шудаг и короткие накидки с длинными рукавами-дзадог, на ногах сапоги с загнутыми носками – гутулы. Борцы сходятся, танцуя, изображая плавными движениями рук полет мифической птицы из народных сказаний «Хан Гаруди». Движения борцов красивы и пластичны, а мускулы напряжены – они выбирают удобный момент для броска. Победитель получает горсть сладостей и угощает ими окружающих. Как хотелось Пунцагу хоть однажды угостить своих друзей конфетами и печеньем из призовой горсти! И на песчаном берегу Хонгорин-Гола он, подражая известным Соколам, Слонам, Львам и Исполинам (такие звания получают борцы – победители всенародного надома), отрабатывал приемы национальной борьбы. У всех своих сверстников он выигрывал легко, но понимал, что особых перспектив у него нет. Был он маленький, худенький, а в национальной борьбе весовых категорий не существует.

Старшая сестра Пунцага закончила университет и стала преподавать физику в средней школе Сухэ-Батора. С собой она взяла и младшего брата. Муж сестры Ичинхорло работал теплотехником на электростанции, и Пунцагу нравилось сидеть за пультом управления станции, смотреть, как перемигиваются разноцветные лампы и невидимая сила тока вливается в гудящие провода. Он и уроки чаще всего делал не дома, а здесь же, в кабинете дежурного по станции. Учился он легко и хорошо. Сестра относилась к нему строже, чем к другим ученикам, но, как ни старалась, меньше пятерки поставить ему не могла.

Школу Пунцаг закончил с золотой медалью, и ему торжественно вручили направление на учебу в Уральский политехнический институт – его мечта стать энергетиком осуществилась.

В институте для иностранных студентов организовали спецкурс по русскому языку. Занятия проходили в аудитории, расположенной рядом со спортивным залом. Однажды Пунцаг остановился у распахнутых настежь дверей спортзала – здесь тренировались спортсмены, одетые в куртки, отдаленно напоминавшие родные дзадоги. И приемы борцы порой проводили знакомые – броски, захваты, подсечки. Он так засмотрелся, что даже о занятиях забыл.

– Нравится самбо? – подошел к нему мастер спорта Михаил Ходиев.

– Так это и есть самбо! – обрадовался Пунцаг. О самбо ему доводилось слышать, хотя в Монголии этот вид спорта тогда еще не культивировался. – Очень похоже на нашу борьбу.

– Не удивительно, самбо и возникло на основе самобытной техники национальных видов борьбы, а она у многих в чем-то похожа. Хочешь попробовать?

Пунцага заставили переодеться здесь же, в зале, взвесили, он оказался легче большинства самбистов, но партнера ему все же подобрали.

– Неудобно мне с ним бороться, – возражал Ходиеву молодой борец, высокий рыжеватый студент. – Парень даже правил не знает, а ты его сразу на ковер.

– Вот ты и покажи ему правила, – засмеялся Михаил.

Борцы встали в стойку, и уже через мгновение Пунцаг протягивал руку помощи поверженному самбисту. Со вторым он боролся дольше, и, хотя тот применил неизвестный прием, новичок и здесь вышел победителем.

– Хватка у тебя добрая, – похвалил Ходиев. – С завтрашнего дня начнем тренироваться регулярно. Смотришь, из тебя чемпион института выйдет. Только старайся, в самбо почти пять тысяч приемов, пока изучишь...

Уже через месяц Пунцаг на первенстве Свердловска занял третье место и стал второразрядником, а через полгода он выиграл у двух кандидатов в мастера, в финале чисто переиграл мастера спорта и стал чемпионом института.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены