"Неиссякаемая вера в жизнь..."

опубликовано в номере №874, Октябрь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Только вперед, только на линяю огня, только через трудности к победе— ж никуда иначе!»

Эти слова Николая Островского стали девизом жизни нашей молодежи. Потому что трудно более ясно и четко выразить сущность характера и стремлений молодых строителей Страны Советов.

Книги Островского читают и перечитывают. На них учатся жить, бороться и не сдаваться. В них героическая, овеянная революционной романтикой биография молодого поколения 20-х годов. Они звали на подвиг строителей Магнитки, Комсомольска-на-Амуре, в трудные минуты жизни поддерживали молодогвардейцев. С ними входим мы и в сегодняшний день: гигантские ГЭС покоренная целина, новостройки Сибири и Дальнего Востока — так идет молодежь. «Только через трудности к победе — и никуда иначе!» Это тот же сгусток энергии и волн, щедрая любовь к людям, преданность делу революции.

Интерес к жизни я творчеству Николая Островского не ослабевает. Молодежь хочет знать все новые и новые подробности, факты и события из его биографии. Об этом говорят в своих письмах я наши читатели.

В сентябре будущего года исполняется 60 лет со дня рождения Николая Островского. «Смета» решила уже сейчас начать публикацию материалов: писем Островского, воспоминаний и рассказов его современников и друзей, фотографий и документов, ранее неизвестных читателю.

Редакция просит наших читателей принять участие в поисках всего нового, что связано с жизнью коммуниста, борца, писателя Николая Островского.

В этом номере мы знакомим наших читателей с неизвестными письмами Николая Островского к своим близким друзьям (письма печатаются с некоторыми сокращениями). Их передала редакция жена писателя Раиса Порфярьевна Островская.

Харьков, 12 октября 1925 г.

Шлю свой привет, Муся, тебе, Вайе и Марксине!

Получил твое письмо и отвечаю на него. Долго ждал от тебя вестей. У меня следующее. 1-го приехал в Харьков, и... никто не встречая. Нет Родкиной…

Приехал в Ин-т, а поставив вещи, поехал в НИЗ. Тут началась лавочка с бюрократами НКЗ. Всего не расскажешь, но коротко. Я завязался с Дакшицкой из-за одного рабочего, и вот в отместку меня не хочет посылать в Ин-т. Началась волынка. Мих. Иванов* положил меня на директорскую койку, пока дело выяснится, чтобы не валялся по гостиницам. И вот ничего не помогает. В НКЗ один бюрократ цепляется за другого, восстали против меня все. Я их крыл, хотя спокойно. Дело тянулось 8 дней, пока я не обратился в ЦКК. Тут все переменилось. Все сделали в два счета, стали предупредительны, а то и разговаривать не хотели. В общем, ЦКК прекратило мои хождения по мукам, но хотя все и окончилось, я измотался совершенно, забился в доску. Даже был нервный припадок. Довели, мерзавцы, до этого. Теперь все кончено, но я много потерял здоровья, исходил не один этаж и издергал уйму нервов. Теперь отдыхаю. Нет худа — без добра. Сейчас лежу и сплю целые дни, нахожусь в палате с Кущом** и Поляковым, чл. партии. Живем дружно. У Пети все хорошо, он шлет тебе свой привет. Сизов плачет по-прежнему, ноет все время. Был у него. Сначала положили меня в 19, к нему, но я перешел к Кущу, в 23. Там нам с Сизовым не о чем говорить — чужие. У Куща дела хороши, через 20 дней почти встанет, ну через месяца 2 будет герой.

_______

* Михаил Иванович Лукашов — доктор, лечивший Н. Островского.

**Петр Кущ — товарищ Островского по комсомольской работе.

...Вот почти все, Муся, что есть у меня, и у нас» До свидания, дорогие товарищи, не забывайте. С комприветом Коля Островский.

Харьков, 25 октября 1925 г.

Шлю свой привет, Муся, тебе, Ване, Марксине и анархисту*. Получил твое письмо, но наступившие события не дали возможности ответить. Мне сделали операцию правого колена, вырезали всю дрянь, располосовали все колено, а теперь я лежу и — помаленьку начинаю приучаться двигать ногами. Есть надежда, что что-нибудь из этого получится. Посмотрим.

______

* Так в шутку называл Н. Островский сына Муси Володю.

О всем том, что я перенес, говорить не интересно. Во всяком случае, не стонал и не выл, это да, а держался, как парень. Теперь все в порядке — лежу и ем. Если бы ты знала, какой у меня аппетит — невероятный. Ем, как 12 матросов, никогда так не лопал — вот чудо. Да. Вот почти все, за исключением мелких неприятностей в НКЗ, о которых я тебе писал. Как вы там устроитесь, дорогие? Как сложится Ваша жизнь? Всего наилучшего. Я, безусловно, уверен, что Ванюша забежит но мне и пару слов скажет о том, как живете вы все, мои далекие друзья. Тебя все часто вспоминают. Как бы я хотел, чтобы, в то время, когда мне было тяжело, ты бы была в Харькове. Но все проходит, как наша жизнь. Так прошли все испытания, придут им на смену другие и т. д. Главное важно, что останется победителем,— болезнь или я. Я думаю, что я.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна "Цицерона"

Окончание. Начало см. "Смену" №19