Секунданты, за ринг!

Ан Зильберборт| опубликовано в номере №874, Октябрь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Их не называют громко — герои ринга. И рефери никогда не поднимает их руки в знак победы над соперником. В поединке боксеров им отводится на первый взгляд более чем скромное место — в углу, за канатами. Их время на ринге до смешного ничтожно — два коротких перерыва между раундами, два раза по одной (только одной!) минуте. И еще к ним адресованы три слова команды: «Секунданты, за ринг!»

Секундант... Вот он ведет своего подопечного к рингу. Лицо боксера сосредоточенно. И весь он уже во власти предстоящего боя.

Секунданту знакомо это состояние. Нет, не страха. Скорее чувства опасности — чувства, неизменно приходящего перед поединком даже к самому многоопытному бойцу.

Если спросить любого зрителя об обязанностях секунданта на ринге, он ответит:

— Сделать все для того, чтобы боксер как можно лучше восстановил силы за минутный перерыв между раундами.

Что ж, это так. Раунд окончен. Боксер возвращается в свой угол.

Секундант бросает в его разгоряченное лицо пригоршню холодной воды, быстро просовывает под канаты табурет, принимает изо рта предохранительную капу и начинает обмахивать уставшего бойца полотенцем. У каждого секунданта свой стиль, свой метод работы. Один предпочитает обмахивать подопечного сырым полотенцем. Другой лишь обтирает полотенцем тело. Третий засовывает под майку бойца пропитанную водой губку... Но все дело в том, что эта видимая работа секунданта на ринге не самая главная его обязанность.

Секундант — это, как правило, в прошлом боец, в настоящем тренер. Понаблюдайте за секундантом в момент боя. Нет, он не выходит на ринг сам. Но сидит за канатами, весь подавшись вперед. Весь — напряженнейшее внимание. Да, боец дерется на ринге. Но ведь в пылу поединка, случается, и не подберешь сразу ключи к победе, не наметишь безошибочно ту единственно правильную тактическую схему. Боец может ошибиться. А в это время секундант мысленно взвешивает за канатами все «за» и «против», подмечает ошибки, подыскивает «ключи» к сопернику.

Но подсказывать во время боя нельзя. Рефери строго стоит на страже боксерского закона, запрещающего секунданту вмешиваться в ход событий на ринге.

Наступает перерыв между раундами, и секундант, как нянька, хлопоча вокруг боксера, говорит, говорит, говорит...

До сих пор мы рассказывали об обязанностях. Есть у секундантов и права. Особенно важно одно из них — право прекратить поединок. Когда секундант видит, что сопротивление бесполезно, что его подопечным движет лишь сознание необходимости борьбы, но не больше, он выбрасывает на ринг белое полотенце, и рефери останавливает бой. Секундант сдается. Не боксер. Боксер стоит до последнего. Но если соперник сильнее на голову, если секундант видит, что воля подопечного сломлена, он идет на этот нелегкий шаг. Ведь сдается-то он! И когда рефери разводит боксеров по углам, и побежденный в азарте все еще рвется в бой и твердит: «Зачем! Зачем! Я бы нашел силы...» — секундант успокаивает его.

Помните, как на чемпионате Европы итальянец Мурру на первых же секундах первого же раунда упал на настил под ударами Валерия Попенченко, и секундант итальянца Pea выбросил белое полотенце! Мурру рвался в бой. Мурру плакал потом, а Реа, утешая его, что-то говорил. Наверное: «Ну, ну, будь мужчиной. Мы еще выйдем на ринг и будем драться. Но нужно подготовиться лучше. Я-то ведь верю в тебя...» И когда они шли потом по узкому проходу в раздевалку, в зале не свистели, как обычно свистят проигравшему. А знатоки бокса пожимали Реа руку. Может быть, именно в этот день зрители обратили внимание на секунданта. Человека, которого не называют громко — герой ринга, к которому обращены лишь три слова: «Секунданты, за ринг!».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены