Небо. Самолет. Колдобина

Максим Мартемьянов|15 Июля 2010, 14:58| опубликовано в номере №1749, Июль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Авиапутешествие по Костромской области

Фото: Максим Мартемьянов

Областная авиация нынче не в чести. Когда‑то чуть ли не всю страну можно было облететь, пересаживаясь с одного «кукурузника» на другой. Теперь же славная эра легендарного биплана АН-2 проходит. От западной границы России и до Урала осталось только одно место, где АН-2 используют для перевозки пассажиров — Костромская область. Туда‑то в предвкушении ностальгических восторгов и отправился Максим Мартемьянов.

Костромская область — самое правильное место для внутренней авиации. Нормальных дорог тут как не было, так до сих пор и нет. Автобусы проделывают 300-километровый путь за десять часов, причем по такой дороге, что и сказать страшно. Поезд идет меньше, но в области только одно железнодорожное направление. А самолеты — пожалуйста, летают.

К костромскому аэропорту я приближался, испытывая что‑то вроде благоговения. Двухэтажное здание на первый взгляд напоминало школу, но если присмотреться повнимательнее, то, пожалуй, все-таки больше было похоже на колледж, если бы его ректор вдруг распорядился разместить на крыше диспетчерскую башенку.

Внутри все по ГОСТу. На входе — рамка и охранник. Повсюду стенды: «Кострома — льняная столица России», «Кострома — сырная, ювелирная столица России». Плакаты, рекламирующие лосиную ферму, Островского и Тарковского. В общем, аэропорт полезно посещать именно самим костромичам — набираться патриотизма. Что уж говорить об интуристах вроде меня, которые сходу готовы оформить костромское гражданство после такой промывки мозгов.

* * *

2090 рублей — ровно столько я выкладываю за билет по маршруту Кострома — Шарья — Боговарово — Кострома. То есть всеми силами пытаюсь уподобиться местным жителям, которым вдруг до зарезу приспичило слетать к родственникам, поздравить их со свадьбой племянницы, забрать живого поросенка и вернуться обратно. Как правило, цели у местных воздушных пассажиров вполне семейные, бытовые.

Администратор-кассир Надежда Бондарева выдала мне билет на бланке, не уступающем British Airways. Квиток советского образца на желтой химической бумаге, которого я так ждал, здесь уже, видимо, не в ходу.

В зале ожидания кроме меня стояли еще четверо пассажиров. Работник аэропорта, запрокинув голову, смотрел телевизор и смеялся: показывали передачу «Аншлаг». Он так и смеялся с запрокинутой головой сорок минут, пока Надежда Бондарева не объявила по громкой связи:

— Начинается посадка на рейс Кострома — Шарья — Боговарово.

Досматривают тут, как в обычном аэропорту. Ремень снять, металл из карманов, куртку — долой. Рамка металлоискателя, штамп в билете — счастливого пути.

То, что в Европе называется «гейтом», в Костроме имеет вид не убогий, но покинутый. Штукатурка с потолка падает, по бокам вдоль стеклянных стен ряды откидывающихся, ободранных кресел. Пахнет сыростью — аэродром окружен маленькими болотцами. Над стеклянными дверями — вывеска «выход на перрон» и вдалеке на поле — маленький красно-синий самолетик. От всего этого, а особенно от цвета самолета, мне вдруг становится тревожно.

Зеленые поля. Странно видеть с такой высоты не европейские равнины, а до боли знакомый ландшафт

По полосе к нашему АН-2 идут двое пилотов.

— Небось пьяные! — говорит пассажир № 1, отец маленькой девочки и муж женщины в желтом плаще.

— Это почему? — с вызовом спросила Лена, пассажир № 4.

— Так им ведь дают спирт для промывки. Вот они и ходят с утра со жвачками.

— У меня брат вертолетчик, и они никогда не пьют.

— Вертолетчики, может, не пьют, а эти — точно.

Лена усмехнулась и уже открыла рот, чтобы ответить, но тут в зале появилась Надежда Бондарева и сказала:

— Граждане пассажиры, пройдемте на посадку.

Она снимает скобу на двери, и мы выходим на взлетную полосу. Сквозь трещины в асфальте пробивается трава. Пассажир № 1 подначивает меня бежать, пока не поздно. Говорит, что в АН-2 приборы постоянно ломаются, и по ним приходится стучать. Искоса я гляжу на Лену — та сохраняет ледяное спокойствие. У нее брат — непьющий вертолетчик.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

flowers-s , 16.07.2010 08:51

Цилиндры двигателя вращаются не над головой, а внутри черепа.
_____________________

На самом деле в двигателях вертолета Ми-2, нет цилиндров, поскольку у него не поршневые а газо-турбинные двигатели.

Отпетая , 09.12.2010 03:23

Да, старые аэродромы местной авиации поросли травой. А жаль...

В 5-м номере читайте о многих интересных фактах такого знакомого и любимого, но не до конца понятного праздника 1 Мая, о жизни и творчестве русского писателя Дмитрия Васильевича Григоровича, об удивительной истории памятника Александру III, о судьбе последней  императрицы Франции, супруге Наполеона III Евгении Бонапарт, о тайнах жизни Агаты Кристи, о популярнейшем актере, барде и авторе   Марша Бессмертного полка Михаиле Ножкине, окончание остросюжетного романа Виктора Добросоцкого «Белый лебедь»  многое другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Победа!

Вспоминает Мелитон Кантария

Филfuck

Есть ли жизнь после филфака?

Высший уровень свободы

Петр Антипов, строитель автолетов

в этом номере

Жуки по-уральски

История о том, как музыка победила бюрократию

Фактор сосиски

История рождения хот-дога

В постели с паразитом

Нашествие клопов на Москву