Не робей, продвигай бобслей!

Александр Елисейкин| опубликовано в номере №1385, Февраль 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

За победой на бобах

Бобслей как вид спорта в нашей стране родился всего четыре года назад. Так что, по сути, в нем наши спортсмены новички. Как же был удивлен бобслейный мир, когда в прошлом году наши парни выиграли чемпионат Европы среди экипажей-двоек и в этом же классе взяли «бронзу» на Олимпийских играх в Сараево! О том, как это произошло, мы еще расскажем, а для начала откроем первый том книги «Все о спорте».

Итак. «Бобслей – скоростной спуск на управляемых санях по специально оборудованной трассе – появился в конце XIX века в Швейцарии. Вначале в соревнованиях участвовали мужчины и женщины, с начала XX века бобслей стал мужским видом спорта. Сани оснащены рулевым управлением и тормозом. Кузов их закреплен на двух парах полозьев (передняя пара – подвижная). Предельный вес двухместных саней 165 кг (длина 270 см), четырехместных – 230 кг (380 см). Трасса представляет собой ледяной желоб с железобетонным основанием, изобилует поворотами и виражами. Скорость саней при прохождении дистанции достигает 100 км/час»,

Это, что называется, вводные данные. Одним словом, бобслей до 1984 года был единственным зимним видом спорта, в котором наши олимпийцы не участвовали. И только в Сараево сборная СССР выступила по полной программе Белых Олимпиад. Готовиться к своей первой Олимпиаде советские бобслеисты начали с весны 1980 года. Лежало перед ними, как говорится, непаханое поле. Даже такого термина, как «бобслеист», среди наших спортсменов тогда не существовало. Были просто энтузиасты нового дела. И первый из первых – Роланд Упатниекс. В прошлом отличный саночник, затем тренер по санному спорту, он встал у истоков развития бобслея в нашей стране, он создал сборную, возглавил ее, привел к первым победам и ведет дальше.

Рядом с Упатниексом были энтузиасты – спортивные работники, инженеры и, конечно, спортсмены, многие из которых прежде занимались санным спортом. Хотя сравнивать санный спорт и бобслей все равно что сравнить велосипед с грузовиком, они все же близки между собой.

Дело нашлось всем. Не было практически ничего, кроме творческого энтузиазма. Но когда в скором времени Упатниекс с полной серьезностью заявил, что на Олимпиаде в Сараево его воспитанники будут бороться за медали, даже оптимисты засомневались. Наши бобслеисты тогда еще не то что в первый спортивный класс не поступили, а пребывали в дошкольном бобслейном возрасте. Вдобавок не было у нас ни специальных бобслейных трасс, ни отечественного инвентаря, который мог бы конкурировать с зарубежными образцами...

Но, как мы теперь знаем. Роланд Упатниекс свое слово сдержал. В Сараево Зинтис Экманис и Владимир Александров выиграли бронзовые медали. Причем выступали они на бобах отечественного производства, уже названных за рубежом «русскими чудо-ракетами».

И вот что интересно. При отборе в сборную отличные саночники, решившие переключиться на бобслей, не стали лидерами в новом виде спорта. Специальные тесты, разработанные Упатниексом и его помощниками для кандидатов в сборную, выигрывали десятиборцы-легкоатлеты, представители других видов спорта, требующих отменной силы, выносливости, сноровки и реакции.

Развитие отечественного бобслея на практике определяли две прямые – совершенствование мастерства самих спортсменов и развитие технической мысли. Предстоял кропотливейший труд и в том и в другом направлении.

Главный человек в бобслейных санях – как в двойке, так и в четверке – пилот. В его руках находится управление тяжеленным панцирным снарядом, умение по оптимальным кривым проходить повороты и виражи, не теряя драгоценные тысячные доли секунды. Да, цифровой язык побед в бобслее – это тысячные от секунды, неуловимые глазу мгновения.

Наши пилоты начали постигать очень нелегкую науку управления бобом у своих друзей-соперников. В первую очередь у спортсменов из ГДР, признанных лидеров мирового бобслея. И «школу пилотов» посещали, которая обычно раз в году предшествовала каким-либо крупным соревнованиям и проводилась под эгидой Международной федерации бобслея и тобоггана (ФБИТ). В одночасье столь тонкому делу не научишься. Здесь основное – опыт, приобретенный и закрепленный в многочисленных спусках по трассам различного профиля, рисунка, а значит, и характера. Опыт – дело наживное, вот и наживали его ребята в соперничестве, учась на собственных ошибках. Продолжателям их станет полегче, когда вступит в строй первая в нашей стране бобслейносанная трасса с искусственным намораживанием льда, которая строится ныне в Сигулде.

Насколько же важно искусство пилота, проиллюстрирую таким примером. Очень скоро наши мастера начали выигрывать стартовый отрезок у лучших экипажей мира. То есть сильнее всех разгоняли боб на эстакаде. Но на дистанции, где начиналась работа пилота, преимущество теряли. Так что резерв достижения еще больших скоростей кроется и в выходе наших пилотов на уровень мастерства экстра-класса.

Резерв скорости. Был он зарыт и в наших «чудо-бобах», над созданием которых работали энтузиасты с первого же года зарождения отечественного бобслея. Но без мощной производственной базы о новаторстве не могло быть и речи. Упатниекс искал варианты. И наконец нашел. Помогло руководство рижского производственного объединения ВЭФ. Отныне бобслей стал кровным делом инженеров и рабочих прославленного рижского завода. И в этом тоже секрет популярности, которую приобрел этот вид спорта в Латвии.

Было создано общественное конструкторское бюро, где в свободное от основной работы время вэфрвцы создавали и бесконечно улучшали бобы, поставив перед собой цель – не просто достичь международного стандарта, а превзойти его.

Тем временем бобслей шагал по стране. Энтузиасты его нашлись в Москве и Ленинграде, в Харькове и Красноярске... В студенческих КБ создавались бобы самой необычной конфигурации. Один из очевидцев первого официального бобслейного старта в нашей стране рассказывал мне, что эти соревнования больше напоминали испытательный полигон. С грохотом и скрипом неслись по трассе разнокалиберные снаряды.

Повторяю, наиболее продуманная, четкая и обеспеченная необходимой производственной и материальной базой работа по созданию отечественных бобов велась на ВЭФе. Там разобрали одну из зарубежных моделей, чтобы потом не изобретать велосипед. И хотя у бобслейных саней существуют контрольные параметры, утвержденные ФИБТ, даже внутри этих «от» и «до» для творческой мысли предела нет. Первый опытный образец вэфовцев новой скорости не обрел. Машину вернули в цех и все-таки довели ее до ума.

Дебют отечественного боба, олимпийского образца 1984 года состоялся осенью 1983-го на традиционном розыгрыше Кубка Велтинса, который проходит в городке Винтенберг в ФРГ. Этот турнир, первый в сезоне, всегда собирает сильнейших. И победа советского экипажа в составе Яниса Кипурса и Айвара Шнепстса явилась для специалистов полной неожиданностью. Случайность, чистейшей воды случайность – к этому свелось объяснение успеха нашей двойки. Все ждали чемпионата Европы и гадали, как покажут себя советские спортсмены. «Золото» Кипурса и Шнепстса и «бронза» Экманиса и Александрова на чемпионате континента перечеркнули все разговоры о случайности.

Но, говоря о наших бобах, специалисты почему-то умалчивали о возросшем мастерстве советских гонщиков. Выходило, что машины нашей сборной выигрывают чуть ли не сами по себе. А стоило Кипурсу и Шнепстсу. бесспорным лидерам команды в олимпийском сезоне, ошибиться в первом заезде на Олимпиаде в Сараево, и в итоге выше четвертого места они подняться не сумели. Но дело в том, что команда была сильна уже не только лидерами, а и коллективом. И на первую позицию выдвинулись Экманис и Александров, впервые завоевавшие для советского спорта олимпийские награды в бобслее. Пусть пока бронзовые. Пока...

С традиционного розыгрыша Кубка Велтинса начался новый сезон, сезон чемпионатов мира и Европы. И вновь Кубок в турнире экипажей-двоек достался нашим мастерам. На этот раз опытный Зинтис Экманис выиграл его вместе с Николаем Жировым. Случайность? Не торопитесь, потому что и вторыми были наши – Вячеслав Щавлев и Александр Макаренко. Новые имена среди бобслейной элиты. Зато школа, которую они представляют, уже достаточно известна – наша, советская школа бобслея, экстерном сдавшая экзамены на мировую спортивную зрелость.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Вилла в Лозанне

Повесть. Продолжение. Начало в № 1, 2.

Рентгенологи земли

Академик Евгений Сергеев: об инженерной геологии и не только

Дорогая тетя Шура

Александра Александровна Ахнина- почетная уборщица