Молодой коммунист. Что сделано

Юрий Кортунов| опубликовано в номере №1407, январь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

— В каком смысле? — не понял я.

— Ну, в смысле... что я с этого буду иметь?

— А что ж с этого можно иметь?!

— Ну, — отвечает, — путевочку там... Билеты куда-нибудь бесплатные, еще какие льготы...

Вот так! От него инициативы, активности ждут, а он приценивается! Ждали единомышленника пусть с еще не сложившимся до конца, но все же рабочим характером, а пришел самый заурядный мещанин, хоть и из рабочей семьи.

И вот о чем в связи с этим подумалось. Не стоит винить во всем школу, семью, ПТУ. Дескать, не доглядели, упустили, воспитали нам юного обывателя. Не верю, что подросток сегодняшний хуже вчерашнего. Убежден: не хуже — умнее, способнее! Просто требования наши, нравственные требования времени к тем, кто приходит сегодня в рабочий класс, стали значительно выше.

Что же сделали мы, молодые заводские коммунисты, комсомольцы, сами уже наставники, для того, чтобы приходящее к нам из училища пополнение отвечало нашим же возросшим требованиям?

Пока мало. Да, шефствуем, бываем, беседуем. А нужно другое. Те формы шефства, какие еще вчера считались достаточными, сегодня, прямо скажем, никуда не годятся.

Группы в училище — по специальностям. Уже с первого курса известно в основном, кто конкретно придет позднее в наш цех, на участок, в наши комсомольско-молодежные бригады. Вот сразу и завязывать бы с этими ребятами деловой контакт, поддерживая его до того дня, когда они вольются в наш трудовой коллектив. Вольются уже не совсем новичками, скорее старыми знакомыми, товарищами. Тогда, как мне кажется, и не будет у нас ни курьезных диалогов о «льготах» за комсомольское поручение, ни проблемы с ядром молодежных бригад.

Но все это — рассуждения задним числом. Это то, что не сделано вовремя и теперь тормозит перспективное дело.

Как я уже говорил, производство у нас опытно-отработочное. Что это означает? Мы первыми «нарабатываем» новую продукцию, какую еще никто и нигде не выпускал. Отрабатываем новые технологические процессы, которые позднее будут внедряться на химических предприятиях разных городов страны. Дело в равной мере интересное, почетное и ответственное.

Подчас недостатки технологии или нового материала вскрываются лишь в процессе освоения производства. Так что одна из наших задач: дать свою, рабочую оценку разработкам ученых НИИ полимеризационных пластмасс — головной организации объединения. Оценкой, разумеется, дело не ограничивается. Нередко вместе ломаем головы в поисках оптимального технологического режима.

Короче говоря, в этом отношении связь науки с производством у нас самая непосредственная. А вот сказать подобное о связях с разработчиками оборудования, на котором трудимся, можем далеко не всегда. Более того, порой бывает очень жаль, что находятся они далеко и нет у нас, аппаратчиков, возможности заглянуть им в глаза — посмотреть, как там у них насчет добросовестности и ответственности.

Конкретный пример. В 1984 году получили мы, наш цех, наша бригада, новую линию по производству липких пленок, спроектированную в УкрНИИпластмаше. Современная технология, современный материал. Соответствующим представляли мы себе и новое оборудование. Когда же линию смонтировали и мы всей бригадой пришли на нее посмотреть, сцена эта очень напоминала знаменитый финал гоголевской комедии «Ревизор».

— Ой, девочки!.. — нарушила в конце концов тишину одна из аппаратчиц. — Кто ж на этом «слоне» работать-то сможет?..

По проекту УкрНИИпластмаша клей на фторопластовую пленку должен подаваться из баков, расположенных на высоте чуть выше среднего человеческого роста. Баки эти и пустые-то тянут килограммов на десять да клея вмещают литров шесть. Вот вам и пуд с лишним! Причем ручек у бака две, по бокам. Хочешь, не хочешь, а, чтобы на себя не плеснуть, будь добр, поднимай, чуть ли не на вытянутых руках.

В бригаде у нас в основном девушки после ПТУ. Одна, другая попробовали — не могут бак поднять и на место установить. Регулировать подачу клея тоже, оказалось, не каждая может. Если рост ниже среднего, то просто не дотянуться. А случись на линии обрыв пленки — открывай массивную дверцу, просовывай руки в узкий просвет между раскаленными трубами и связывай там концы.

Конечно, в таком состоянии мы линию не оставили. Для подачи клея приспособили насосы, кое-что другое довели, доработали. Но неприятный осадок в душе все же сохранился.

Как же там, в украинском НИИ, могли такую продукцию за ворота выпустить? Не иначе, как и премии получили «за новую технику», и в актив себе записали: мол, внесли вклад в выполнение программы интенсификации... Да только какая же это интенсификация, если в основе мышечная сила? Если человеку на новой машине работать труднее, чем на старой?

Есть на нашем же участке аналогичная, но старая линия — так называемая «поливочная машина Поклонского». Больше десяти лет ей, а обслуживать ее просто, удобно. Жаль только, производительность маловата.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Остров метелей

Отечество

Русь изначальная

Закончены съемки многосерийной киноленты по роману Валентина Иванова

Самые строгие судьи

Из книги Рината Дасаева