Молодежь на баррикадах Берлина

Вл Рубин| опубликовано в номере №127, Июнь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Случилось то, чего мало кто ожидал. На улицах Берлина - столицы «свободной германской республики», в которой у руля правления стоят соц. - демократы, появились баррикады. Самые настоящие баррикады, подобные тем, которые воздвигались в дни Великой парижской коммуны, в Москве на Пресне в 1905 году и, наконец, в 1917 г. в октябрьские дни. Баррикады, подобные тем, которые воздвигались в незабываемые дни спартаковского восстания в той же Германии. Первого мая рабочие, обороняясь от полицейского буйства, стали стихийно возводить баррикады.

Еще задолго до 1 мая Цергибель и Гржезинский заявили, что лишат компартию «права на улицу». И поэтому уже с утра 1 мая усиленные патрули «шунно» (полиция) рыскали по городу, разгоняя скопление рабочих, пытавшихся организовать демонстрации. К полудню начались аресты и перестрелка. На улицах появились кровавые пятна. Город превратился в военный лагерь. Подробности кровавых майских дней известны уже по газетам. Останавливаться на них подробно мы не будем. Укажем лишь, что в результате кровавого полицейского погрома убито два с лишним десятка человек, ранено до 300. В первый день маевки число арестованных превышало 900.

* * *

Комсомольцы и молодые рабочие Берлина приняли активное участие в майских событиях. Из 200 000 демонстрантов значительную часть составляла молодежь. Даже буржуазные газеты отмечали, что в дни 1 и 2 мая на улицах Берлина «пестрели фиалки и красные гвоздики на груди у молодежи, которая пыталась демонстрировать».

* *

*

В эти дни на улицах Берлина можно было наблюдать сплошь и рядом сценки, вроде следующей. На одной из улиц Нейкельна двое жандармов догнали 18 - летнюю девушку, по виду работницу, с кимовским значком. «Нечего шляться по улицам, сегодня не такой день!» кричат полицейские. Один из них хватает ее за воротник так грубо, что разрывается блузка. Полицейские начинают избивать девушку. Случайным прохожим, указавшим на «неэтичность» поступка, жандармы угрожали револьвером, осыпая их притом ругательствами.

- Сегодня никто нам мешать не может, - кричали они.

Даже некоторые буржуазные газеты назвали этот поступок «возмутительным». Правда, вину за подобные случаи эти газеты сваливают на компартию, которая «толкнула неопытную зеленую.! молодежь на рискованный путь».

* *

Жирным шрифтом реакционные газеты возвещают: «Какой - то молодой босяк покушался на жизнь полковника Гелмансберга (сей тип - высший чин охранного отделения полиции - «шутцполици» - непосредственно руководил «работой» полиции в майские дни. - В. Р.). Полковник предотвратил преступное намерение, самолично задержал молодого бандита и распорядился отправить его в участок». Почти вся печать в один голос заявляет, что среди арестованных «очень много юношей и девушек». Реакционные газеты, вроде «Темпо», не стесняясь в выражениях, ругают революционных - молодых рабочих, называя их «молодыми босяками», «сорванцами», «сбродом» и т. п. Но разве эти выражения злобы и ненависти классового врага не служат лучшей похвалой берлинским комсомольцам и рабочей молодежи?

Комсомольцы действительно могут похвастать многими успешными мероприятиями в майские дни. Чем плох, например, «прорыв полицейского фронта» на улице Унтер ден Линден (под Липами). На этой центральной улице - резиденции берлинских буржуа - было выставлено особенно сильное полицейское охранение. И все, же несмотря на это, отряду комсомольцев - в том числе членам Коммунистического студенческого союза - удалось прорваться через шпалеры полицейских и попытаться организовать демонстрацию.

- Особенно достается нам от молодежи, - жаловались полицейские.

«Кровавые псы», «приспешники Носке», «мясники», «ищейки» - такими лестными эпитетами - кличками награждали молодые рабочие Берлина «цергибелевскую гвардию». И «шунно» в ответ на это продолжали с удвоенной силой избивать молодых рабочих резиновыми палками и... поливать их из пожарных насосов.

Вечер не принес успокоения. Громыхают выстрелы, мчится броневик, который не показывался на улицах Берлина с 1919 года (своего рода «юбилей»), носятся автомобили «скорой помощи» с жертвами. Среди раненых и смятых в свалке много молодежи. Вечером многие матери жалуются, что их сыновья, ушедшие из дому, утром еще не вернулись. Где они - в участке, в госпитале или в морге?

Не обошлось и без смешных моментов. Жандарм настигает какого - то упитанного паренька - экскурсанта в роговых очках, серых, запыленных гетрах, с ранцем на плечах и палкой в руке. В петлице несколько полевых цветков. По наружности он мало похож на рабочего.

Переусердствовавший и, возможно, утомленный «работой», «шунно» «отрезает» его палкой. Тот ускоряет шаг, в недоумении покачивая головой - «поистине своя своих не познаша».

2 и 3 перестрелка не затихает. Не ослабевает и отпор рабочих, в частности комсомольцев и пролетарского молодняка. Проходит 3 мая - последний кровавый день маевки. Однако, это не значит, что комсомольцы и молодые рабочие Берлина «остались без работы». Комсомольцы и молодые рабочие начинают активно помогать Межрабпому в деле сбора средств в пользу семейств раненых и убитых.

Германские комсомольцы сознают, что майские события, баррикады и броневики на улицах Берлина - важная веха на пути к подготовке вооруженного выступления в борьбе за диктатуру рабочего класса.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены