Призыв подхвачен

В Беляев| опубликовано в номере №127, Июнь 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Красные забойщики голубок

ВЫЗВАНИВАЯ по рельсам будничные шахтные мотивы, летела партия с углем. На повороте возле южной лавы, два вагончика забурились. Долго мы помогали коногону поставить их на место. Понатужившись как следует, опершись ногами о стойки, достигли цели. Вагончики, громыхнув, водрузились на рельсы. Тогда молодой коногон Васька Ахрамеев, усевшись удобно па первый из вагончиков, вместо традиционного «матюка», громко крикнул:

- Н - н - о, буланый! Пошел скорее! Добычу нужно давать! - и партия снова, залязгав колесами по яблокам рельс, понеслась к стволу, чтобы сдать очередную 15 - тонную порцию «уголька».

Вовсе не случайно Ахрамеев произнес эти слова. Клич Центрального комитета партии о поднятии угольной промышленности Донбасса, принесенный из Москвы в рудник Голубовку на страницах «Правды», забрался в глубокие забои и продольные голубовских шахт. И молодой коногон Васька Ахрамеев так же, как старый забойщик, а ныне заведующий шахтой 22 т. Горохов крепко запомнил три кратких слова: «Нужно давать добычу».

Горняцкая Голубовка, обмозговав обращение Центрального комитета в казармах, на общих собраниях, законспектировала его несколькими простыми словами: «Стране надо дать хороший и дешевый уголек».

И Ваня Лунько, комсомольский экономщик, понял, что его функции будут сейчас гораздо сложнее и ответственнее, чем в обычное время, и, что пожалуй, не придется ждать очередных циркуляров из Кадиевского райкома, а надо будет действовать самому, проявляя бешеную инициативу. Всего два дня вынашивалось и созревало в экономической голове Лунько первое конкретное предложение по угольному походу. А когда наступил третий день, Лунько на бюро ячейки сказал:

- Чтобы молодежи не плестись в хвосте у старичков, у меня есть предложение организовать у нас на шахте две юнартели. Нехай молодежь покажет, что и она может работать!

Предложение было единогласно принято. Торжествующий Лунько несколько дней бегал от Горохова к штейгерам, от штейгеров в партячейку и шахтном, пока, наконец, не добился разрешения на организацию юнартелей. И по шахтной колонии пронеслась весть о том, что комсомол организует юнартели, куда будут брать молодых ребят, будут их квалифицировать, разделяя поровну всю зарплату. Чаще, чем в обычные дни, заскрипели двери ячейки. Со всех уголков шахты, самых заброшенных казарм повалила молодежь записываться в юнартель. За неделю записалось 700 человек.

Ни разу за все существование комсомольской организации не было такого огромного охвата молодежи даже самыми привлекательными отраслями ячейковой работы. Всех 700 желающих охватить двумя юнартелями оказалось невозможно. Долго выбирали самых лучших молодых кадровых ребят, которые работали раньше преимущественно на неквалифицированной работе. Набрали 80 человек и с этим небольшим, но качественно хорошим людским составом начали работать.

Первые дни работы юнартели утерли нос «старичкам» и некоторым пессимистам из молодежи, которые каркали, что из юнартели будет пользы «как от козла молока».

Раньше из 160 - метровой южной лавы взрослые рабочие выдавали в упряжку (6 часов) 45 - 5° вагончиков угля. Такое же число юнартельцев, проработав несколько дней и освоившись с забоем, начали вы - давать но - 120 вагончиков угля в упряжку.

Молодежь взялась выдавать уголек в двойном размере, не только работая, но и обучаясь работать. В юнартель пришли коногоны, плитовые, отгребщики клеевщики, - словом, народ самых низших квалификаций, или, как они себя шутя называли, «самый черный пролетарий». Ребята никогда в жизни не держали в руках забойщицкого обушка. И вот, под руководством опытного старика - инструктора, они учатся и в то же время дают неслыханную на Голубовке добычу. Вся зарабатываемая монета идет в общий котел и делится поровну между юнартельцами. Точно так же всю тяжелую работу, как например, тяганье санок, исполняют поочередно все юнартельцы. Эта система трудового коллективизма чрезвычайно сближает ребят в производственных процессах, изгоняет обычные простои в рабочее время.

Несколько недель работы юнартелей принесли с собой для них новое название. Юнартельцев в шахте сейчас зовут не иначе, как «красные забойщики».

«Свежую кровь в забой!»

На призыв партии откликнулся не только один Лунько с голубовской горняцкой молодежью. В каждой шахте и заводе Донбасса нашлись свои энтузиасты, которые повели на трудовые баррикады тысячные массы горняцкий молодежи.

На руднике «Ветка» комсомольская ячейка подхватывает клич, брошенный местной комсомольской газетой: «Свежую кровь в забой» На собрание, посвященное этому вопросу, пришло 300 молодых шахтеров. Управляющий рудника тов. Рутченко рассказал пришедшим, что производство терпит громадные убытки, набирая забойщиков - основную рабочую силу - из пришлых рабочих - сезонников. Весной, с наступлением полевых работ эти рабочие «улетают» к себе домой, в села, срывая производственную программу. Управляющий сам предложил укреплять забойщицкие кадры за счет коренного молодежного пролетариата «Ветки».

Сейчас на «Ветке» работают организованные еще на первом историческом собрании ударные молодежные бригады, выковывая устойчивые забойщицкие кадры из молодежи. Точно такие же бригады организовались в Горловке, на Новоэкономическом и других рудниках Донбасса.

Комсомолец шахты «Красный Октябрь» в Макеевке Ваня Куреков предложил на бюро комсомольской ячейки организовать бригаду забойщиков.

После объявления о добровольной записи, «в гости» к Куракову пришло пять комсомольцев и двое беспартийных молодых ребятни, помявшись, промолвили:

- Записывай в бригаду!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены